Арденны 1944


Арденнская операция (1945) - это... Что такое Арденнская операция (1945)?

Наступление в Арденнах Противники Командующие Силы сторон Военные потери
Вторая мировая война
Американские солдаты 75-й пехотной дивизии в Арденнах.
США Великобритания Германия
Дуайт Эйзенхауэр

Бернард Монтгомери Омар Брэдли Джордж Паттон

Герд фон Рундштедт

Вальтер Модель

840,000 человек,

1,300 танков,[1]182 самоходных противотанковых орудия,394 артиллерийских орудия.

240,000 человек [2][3] - 500,000 человек [4][5][6][7] 1,800 танков[8]1,900 артиллерийских орудий[9]
Американские войска:89,500(19,000 убитыми,47,500 ранеными,23,000 попавшими в плен или пропавшими без вести)~800 танков[10]

Британские войска:1,408(200 убитыми,1,200 ранеными и пропавшими без вести)

Около 3,000 мирных жителей[11]

Вермахт: 67,200[3] -120,000 убитыми, ранеными или пропавшими без вести[12]~600 танков и артиллерийских орудий, 1600 самолетов[10][12]

Наступление в Арденнах (кодовое наименование нем. Wacht am Rhein — «Стража на Рейне») — операция немецких войск на Западном фронте в ходе Второй мировой войны. Проведена 16 декабря 1944 — 29 января 1945 в Арденнах (юго-запад Бельгии) с целью изменить обстановку на Западном фронте, разгромив англо-американские силы в Бельгии и Нидерландах, и высвободить силы для Восточного фронта. Немецкое наступление через 9 дней после его начала закончилось сокрушительным провалом. Одним из главных факторов, не позволившим Германии произвести максимальную концентрацию сил на Западном фронте, явились действия советских войск на советско-германском фронте. Известный английский историк Лиддел Гарт писал: «Командиры, которым было поручено вести наступление, вскоре, к своему разочарованию, узнали, что они не получат части обещанных сил вследствие угрожающих ударов коммунистов на Востоке».

Западный фронт, 15 декабря 1944

К концу 1944 года вермахт проиграл практически все сражения на Западном фронте и войска Союзников уже добрались до границ Германии. На Германию регулярно совершались массированные авианалеты союзной авиации, разрушавшие её военную промышленность, инфраструктуру и города. Между тем ситуация, в которой Гитлер ставил всё на карту, была для нацистской Германии катастрофичной. После летне-осенних боёв Красная армия, совершив рывок из Восточной Белоруссии, стояла у ворот рейха. На западе союзные войска освободили летом Нормандию и Южную Францию, Бельгию, осенью наступая через Вогезские горы, освободили большую часть Эльзаса и Лотарингии (северо-восток Франции) и вышли к Рейну, а также готовились к решающему наступлению во внутренние районы страны[13].

С конца декабря 1944 года, после поражения в Арденнах, Вермахт уже был абсолютно неспособен на крупные наступательные операции, а мог лишь проводить мелкие контратаки, которые уже не могли изменить стратегической обстановки в Европе (например, контратаки в Эльзасе в январе 1945, и на озере Балатон в марте 1945). Стратегическая инициатива безвозвратно перешла к союзникам.

Прямым последствием поражения немецких войск в Арденнах стало вторжение войск союзников в Западную Германию (см. Маас-Рейнская операция).

В США данная операция называется «Battle of the Bulge» (англ. — «Битва за Выступ»), а в Великобритании «Battle of Ardennes» (англ. — «Битва в Арденнах»)[14] Название «Battle of the Bulge» часто некорректно переводится на русский язык как «Битва при Бульже».[15]

Предыстория

Американской разведке было все известно о планах немецкого наступления ещё в ноябре 1944 года, так как она использовала систему дешифровки немецких радиограмм «ULTRA», к тому же за счёт воздушной разведки они знали о всех перемещениях немецких войск и их концентрации к востоку от Арденн. Армейская разведка 3-й армии поставила в известность вышестоящее командование, Верховного Главнокомандующего войсками Союзников Дуайта Эйзенхауэра который в своих мемуарах отметил следующее: "...мы не ошибались ни относительно места его нанесения, ни относительно неизбежности такого шага со стороны противника. Более того, что касается общего реагирования на эти действия противника, то в данном случае у Брэдли и у меня имелся давно согласованный план ответных действий.»[16]

Таким образом американское командование заранее подготовилось к отражению наступления противника, расположив крупные мобильные группировки своих войск к северу и к югу от Арденн, а в самих Арденнах — намеренно ослабило оборону, оставив там 28-ю и 106-ю пехотные дивизии. Все произошло именно так, как рассчитывали американские командующие - немецкие войска пошли в атаку в Арденнах, где союзники намеренно ослабили оборону, а когда немцы прорвались почти на 100 км на запад — американские войска атаковали их своими мобильными группировками 1-й и 3-й армий с флангов — с севера и юга, поставив немцев под угрозу окружения. Понятно, чем может закончиться для немцев такое наступление в форме "клина", когда их с севера и юга одновременно атакуют мобильные силы противника — "котлом". Это наглядно показано на двух картах Арденнской операции (см. ниже), первая карта показывает наступление вермахта с 16 по 25 декабря, а вторая карта — контрнаступление Союзников с 25 декабря 1944 до конца января 1945, частичное окружение, отступление и поражение немецких войск. То есть немецкое командование допустило серьёзную ошибку, начав наступление в Арденнах — "это было наступление отчаявшихся".[16]

1-я американская армия заняла позиции в северной части Арденн между городами Сен-Вит и Льеж. Некоторые её части и подразделения 9-й армии вели бои в Хюртгенском лесу и на реке Рур, на этом участке фронта где они вклинились на территорию Германии и создали плацдарм 50 км в ширину и 40 км в глубину. В Арденнах на бельгийско-германской границе располагался 8-й американский корпус из 3-й армии. К югу от Арденн другие части 3-я армии вклинилась в линию Зигфрида, создав плацдарм на восточном берегу реки Саар. Здесь происходило сосредоточение войск для возобновления наступления на Саарскую область. Правее 3-й армии 7-я армия занимала фронт, который тянулся от реки Саар в восточном направлении, упираясь в Рейн в районе Карлсруэ. Части 7-й армии в конце ноября — начале декабря освободили северные районы Эльзаса и Лотарингии и вышли к границам Германии и к Верхнему Рейну. 1-я французская армия 22 ноября освободила Страсбург, и к западу от Рейна в Эльзасе у немцев оставались войска только в районе города Кольмар. Союзники готовились к новому наступлению.

Расстановка сил

Союзники

Войска участвовавшие в Арденнском сражении:

  • 21-я группа армий (Б. Монтгомери) — располагалась в Арденнах(Бельгия)
    • 1-я американская армия (К. Ходжес) — временно подчинялась 21-й группе армий
    • 30-й британский корпус (Б. Хоррокс) из 2-й британской армии (М. Демпси)
  • 12-я группа армий (О. Брэдли) — располагалась в Арденнах(Бельгия и Люксембург)

и частично в Лотарингии

    • 3-я американская армия (Дж. Паттон)

Командование Союзников располагало значительными резервами, с помощью которых они могли пресечь любые попытки немцев прорваться в Арденнах, да и в любом другом месте. Остальные союзные войска располагались на Западном фронте так: Севернее Арденн находились:

    • 2-я британская армия
    • 1-я канадская армия
    • 9-я американская армия

Южнее Арденн находились:

  • 6-я группа армий (Дж. Дэверс) — располагалась в Эльзасе и Лотарингии и участвовала в Эльзасско-Лотарингской и позже Кольмарской операциях
    • 7-я американская армия (А. Патч)
    • 1-я французская армия (Ж. де Латтр де Тассиньи)

Во Франции из вновь прибывших американских дивизий формировалась

    • 15-я американская армия, которая в начале 1945 года была сформирована и отправлена на фронт.

Граница между 21-й и 12-й группами армий проходила по 50-й параллели северной широты. Граница между 12-й и 6-й группами армий примерно в 15 км к западу от города Саарбрюкен. 1-ю американскую армию временно подчинили 21-й группе армий фельдмаршала Монтгомери, так как она оказалась севернее арденнского выступа и у неё сообщение с 21-й группой армий оказалось намного лучше чем с 12-й группой армий, которая оказалась южнее. Таким образом генерал Эйзенхауэр решил, что оперативное командование 1-й армией переходит к Монтгомери.

Германия

Начало немецкого наступления: 16 — 25 декабря 1944

Наступление немецких войск в Арденнах: 16-25 декабря 1944.

Наступление немецких войск (6-я танковая армия СС, 5-я танковая армия и 7-я полевая армии, объединённые в группу армий «Б» под командованием фельдмаршала В. Моделя) началось в утром 16 декабря 1944 г., и к 25 декабря немцы продвинулись на 90 км вглубь обороны. Первой целью немцев, разумеется, были мосты через реку Маас, которая отделяла Арденны от остальной части Бельгии и без захвата которых дальнейшее наступление было невозможным из-за географических особенностей местности. Затем они планировали наступать на Антверпен, через порт которого проходило снабжение 21-й группы армий и на столицу Бельгии — Брюссель. Немецкое командование больше всего рассчитывало на свою тяжёлую бронетехнику (танки Tiger и Tiger II) и нелетную погоду — из-за постоянных снегопадов и сильной облачности авиация союзников несколько дней не могла действовать и это временно сводило на нет превосходство в воздухе союзников. Нехватку топлива немцы рассчитывали восполнить за счёт захвата трофейного топлива у союзников на складах в городах Льеж и Намюр. Мосты через Маас оборонялись частями 30 британского корпуса и были заминированы саперами и готовы к подрыву на случай, если возникнет угроза их захвата немцами.

Немецкая бронетехника во время Арденнского наступления Январь 1945 года Бой в Арденнских лесах Танк M4 «Шерман» и американские солдаты 82-й воздушно-десантной дивизии в Арденнах Снабжение 101-й американской воздушно-десантной дивизии в городе Бастонь, с помощью транспортных самолётов

Реакция командования союзников и их действия

Генерал Дуайт Эйзенхауэр получил сообщение о немецком наступлении 16 декабря когда он находился в своём штабе. Он и генерал Брэдли стали анализировать возможные последствия атаки противника. Позже Эйзенхауэр вспоминал в своих мемуарах:

Эйзенхауэр сравнил Арденнское сражение с битвой за Кассеринский перевал в Тунисе, между ними действительно было сходство:

«Хотя при сравнении сил, вовлеченных с обеих сторон в Арденнское или Кассеринское сражение, представляется просто стычкой, тем не менее между ними существует и некоторое сходство. И тут и там это было наступление отчаявшихся; и тут и там противник воспользовался сильно укрепленными оборонительными позициями, чтобы сосредоточить силы для нанесения удара по коммуникациям союзников в надежде вынудить их отказаться от планов непрерывных наступательных операций. Сколь ни внезапными были для нас время и сила этого удара, мы не ошибались ни относительно места его нанесения, ни относительно неизбежности такого шага со стороны противника. Более того, что касается общего реагирования на эти действия противника, то в данном случае у Брэдли и у меня имелся давно согласованный план ответных действий.»

[17]

В числе тех резервов Союзников, которые можно было использовать почти немедленно, находился 18-й воздушно-десантный корпус под командованием генерала Риджуэя, размещённый недалеко от Реймса. В состав корпуса входили 82-я и 101-я воздушно-десантные дивизии, уже испытанные в боях соединения. Незадолго до этого они вели тяжелые бои в Голландии и ещё не полностью оправились. По приказу Эйзенхауэра 18-й корпус был немедленно передислоцирован на Арденны.

«Недавно на театр военных действий прибыла американская 11-я бронетанковая дивизия, а 17-я воздушно-десантная дивизия находилась в Соединённом Королевстве, готовая отправиться на континент, 87-ю пехотную дивизию также можно было доставить в угрожаемый район в пределах приемлемых сроков. В английском секторе, далеко на севере, Монтгомери готовился к новому наступлению. К этому времени он имел один корпус полного состава, не задействованный в операциях. Мы были уверены, что при наличии таких резервов на любое наступление, предпринятое немцами, мы можем в конечном счете эффективно ответить.»

[18]

101-я воздушно-десантная дивизия держала оборону в городе Бастонь — немецкая 5-я танковая армия неоднократно атаковала с разных направлений, но не смогла взять Бастонь. Оборона этого города серьёзно затрудняла наступление немцев, так как там пересекались семь главных дорог в Арденнах, которые были необходимы для снабжения немцев.

7-я американская танковая дивизия в течение 5 дней удерживала город Сен-Вит недалеко от бельгийско-германской границы на северном участке Арденнского выступа. Этот маленький город также был местом пересечения важных дорог в Арденнах — по плану немцы его рассчитывали взять в 18:00 вечера 17 декабря, но это удалось лишь 21 декабря. Такие задержки для немцев были недопустимы. Американские войска отступили и оставили город, но оборона города Сен-Вит также сильно затормозила наступление немцев. Но зато союзники удержали Бастонь. Оборона обоих городов сбила темп немецкого наступления, и дала возможность союзникам перебросить в Арденны дополнительные войска.

19 декабря 1944 г. генерал Эйзенхауэр созвал совещание в Вердене, чтобы обсудить обстоятельства, сложившиеся в результате немецкого контрнаступления. Ещё за неделю до этих событий, 12 декабря, генерал Паттон обсуждал возможность прорыва немцев с левого фланга своей армии в секторе Первой армии, в результате чего был разработан план контрнаступления 3-й армии на случаи подобной акции противника.

Паттон сказал:

«…Как бы там ни было, противник выбился из графика, а потому я все больше и больше укреплялся в мысли, что нам удастся окружить и уничтожить его. Хотя нельзя было забывать, что в 1940 г. немцы наступали так же, как и теперь, а затем повернули на юго-запад и, пройдя через Саарбрюккен и Тионвилль, обрушились на Мец; теперь они могли повторить тот же маневр…»

[19] Время начала атаки генерал Паттон определил: 04.00 22 декабря. Третья армия перешла в контрнаступление, атаковала немецкие войска с юга, и начала продвигаться к городу Бастонь на помощь 101-й воздушно-десантной дивизии.

Контрнаступление союзников и ликвидация ими Арденнского выступа: 25 декабря 1944 — 29 января 1945.

Контрнаступление союзников и поражение немецких войск: 25 декабря 1944 — 29 января 1945

К концу декабря погода улучшилась и союзники немедленно этим воспользовались. Авиация союзников стала наносить удары по наступающим немецким войскам и бомбить линии снабжения немецких войск, которые испытывали острую нехватку горючего, так как не смогли захватить топливные склады в Льеже и Намюре. Они не смогли достигнуть даже первой цели операции — захват мостов через реку Маас, так как не дошли до реки. Тем временем американские войска, усиленные за счёт передислокации с других участков фронта, нанесли контрудар 3-й американской армией с юга в направлении города Бастонь, а 1-я американская армия вместе с 30-м английским корпусом полностью остановили наступление противника. 101-я воздушно-десантная дивизия в Бастони сдержала натиск противника и была деблокирована частями 3-й американской армии.

Наступление вермахта захлебнулось у бельгийского города Селль (Celles) утром 25 декабря 1944 г. всего лишь в 6 км от реки Маас и моста в городе Динан. Это было «острие» Арденнского выступа, то есть самая западная точка немецкого наступления Арденнах. Здесь 2-я немецкая танковая дивизия, наступавшая в авангарде 5-й танковой армии, попала в окружение у города Селль. 2-ю немецкую танковую дивизию окружили 2-я американская и 11-я британская танковые дивизии. Это был редкий случай в истории, чтобы в сражении столкнулись две дивизии противников с одинаковыми номерами.

К 25 декабря 1944 как стратегическая операция наступление немецких войск в Арденнах закончилось полным провалом. Они не выполнили даже тактических задач - не смогли захватить мосты через реку Маас, и даже не достигли самой реки. Несмотря на приказы Гитлера продолжать атаку, немецкие войска начали отступать. «Последний блицкриг» завершился.

3-я американская армия, освободив Бастонь, вклинилась в южный фланг немецких войск, этим самым перерезала линии снабжения немцев, к югу от Бастони. Немецкая 5-я танковая армия оказалась под угрозой окружения. У вермахта для отступления оставался только «коридор» к северу от Бастони шириной всего 40 км — он с обеих сторон простреливался перекрестным огнем американских 155-мм орудий, у которых дальность стрельбы 20-24 км. Американские артиллеристы использовали новые снаряды с радиовзрывателями, которые оказались очень эффективными в Арденнских лесах. Вдобавок ко всему этому, американская авиация регулярно совершала налеты на отступающие немецкие войска.

Бойня у Мальмеди Бельгийские мирные жители убитые немецкими войсками во время наступления.

1 января 1945 в результате ударов немецкой авиации (в налете участвовали и новые реактивные истребители Messerschmitt Me.262) по аэродромам союзников было уничтожено не менее 260 самолётов, но люфтваффе также потеряли от действий авиации и зенитных расчетов союзников более чем 300 самолётов. 1 января немцы вновь перешли в наступление — на этот раз в Эльзасе в районе Страсбурга с целью отвлечения сил союзников, но это были лишь отвлекающие удары локального характера проводимые небольшими силами — в Арденнах немецкие войска уже вовсю отступали. Стратегическую инициативу вермахт потерял безвозвратно.

К 15 января 1945 части 1-й и 3-й американских армий соединились к северу от Бастони в районе городов Уффализ и Новилль, тем самым ликвидировав более половины арденнского выступа. 12-й корпус 3-й армии совершил прорыв через реку Сюр в 03.30 утром 18-го числа без артиллерийской подготовки и застал противника врасплох. 101-ю парашютно-десантную дивизию передали в 6-ю группу армий. Они потребовались для продолжения атаки на «кольмарский котел». 23 января 1-я армия освободила город Сен-Вит. В дальнейшем план наступления 12-й группы армий предполагал штурм «линии Зигфрида».

Военные преступления совершенные немецкими и союзными войсками

Основная статья: Военные преступления в годы Второй мировой войны

17 декабря возле бельгийского городка Мальмеди отряд под руководством полковника СС Иоахима Пайпера уничтожил более сотни американских солдат из 285-го разведывательного дивизиона полевой артиллерии. Это преступление вошло в историю как Бойня у Мальмеди.

Факт целенаправленного уничтожения пленных при Мальмеди не был подтвержден убедительными данными: в частности, смертный приговор Иоахимум Пайперу, который взял на себя вину за действия подчиненных, был отменен на основании свидетельств его пыток и лжесвидетельствования во время расследования. «Бойня при Мальмеди» активно использовалась американской пропагандой для поднятия духа в войсках и стимулировании ненависти к немецким войскам. После этого в американской армии стали вводиться приказы, запрещающие брать в плен солдат СС и парашютистов.

В новейших исторических исследованиях историки приходят к выводу, что расстрел у Мальмеди был стечением обстоятельств, связанных с попыткой восстания и бегства пленных американцев, напавших на охранявших их немцев. К тому же никаких документальных данных, предписывающих расстреливать пленных, в немецкой армии обнаружено не было.

Результаты

Мемориал в городе Бастонь, Бельгия Мемориал в городе Бастонь, Бельгия

К 29 января союзники полностью ликвидировали Арденнский «выступ» и начали вторжение в Германию. Немецкое контрнаступление закончилось провалом, не выполнив поставленных задач. Вермахт потерял в боях более трети бронетехники и практически всю авиацию (в том числе и реактивные самолёты), участвовавшие в операции, большое количество ресурсов, израсходовал топливо и боеприпасы, которых и так не хватало вермахту в конце войны. Всё это могло бы понадобиться для обороны западных границ Германии, или могли быть использованы немецким командованием на других фронтах.

Несмотря на то, что немецкое командование не достигло поставленных результатов, арденнская операция задержала наступление на Рейне на 6 недель: союзники планировали наступление на 18 декабря 1944, но пришлось его перенести на 29 января 1945. Но благодаря этому союзники понесли меньше потерь: немецкие войска были разбиты на открытой местности, где мобильным войскам союзников было проще действовать, а если бы немцы оставались на укреплениях «Линии Зигфрида», то победа над ними стоила бы намного больших потерь. Таким образом эта 6-недельная «задержка» пошла союзникам только на пользу.

Арденнская операция ускорила поражение Германии, и значительно сократила сроки завершения войны.

В произведениях культуры

  • «Секретная миссия» (СССР, 1950) — первоначальное отступление союзников в Арденнах представлено как бегство, а их последующее успешное контрнаступление — как результат секретной договорённости американских и немецких правящих кругов: согласно этой договорённости, немцы должны были не оказывать сопротивления на Западе, но бросить все силы на Восточный фронт.
  • «Битва за Выступ» («Battle of the Bulge», США, 1965)
  • «Паттон» («Patton», США, 1970)
  • «Бойня номер пять» («Slaughterhouse-Five», США, 1972) - главный герой, Билли Пилигрим попадает в немецкий плен во время Арденнской операции.
  • «Война Харта» (2001) — в начале фильма эпизод об Арденнской операции, события фильма начинаются в Бельгии в декабре 1944 г.
  • «Братья по оружию» США, 2001. Сериал про американских десантников из 101-й воздушно-десантной дивизии, которые вели боевые действия в Нормандии, Арденнах и участвовали в других военных операциях в Западной Европе.
  • д/ф «Секреты битвы в Арденнах» (Secrets Of The Battle Of The Bulge, США, 1998) [1]
  • д/ф «Поля сражений: Западный Вал» (Battlefield: The West Wall, Discovery Channel, 2002) — о Западном фронте Второй мировой войны, в нём также присутствует эпизод об сражении в Арденнах.
  • д/ф «Танковая мастерская» (Канада, 2005, 4 серии). Фильм посвящен четырём танкам, которые участвовали в Арденнском сражении — M4 «Шерман», M18 «Хеллкет», «Комета» и Pz. V Panther. В фильме рассказывают о боевом пути каждого танка, и о нескольких эпизодах Арденнского сражения.
  • д/ф «Война генералов: Битва при Балге, Арденны» (Великобритания, National Geographic, 2009) [2]

В компьютерных играх

  • «Call of Duty: United Offensive»
  • «Блицкриг (игра)»
  • «Блицкриг. Рокот бури» (2004) — глава 5 «Битва»
  • «Блицкриг 2»
  • «Блицкриг 2: Освобождение»
  • «Арденны 1944 (1944: Battle of the Bulge)»
  • «В Тылу Врага 2» (Faces of War)
  • «Вторая мировая: стратегия в реальном времени» от фирмы «1С»
  • «Codename Panzers: Phase One»
  • «Close combat IV: Battle of the Bulge»
  • Company of Heroes: "Battle of the Bulge" (Модификация для игры "Company of Heroes")

См. также

Ссылки

Примечания

  1. ↑ Steven Zaloga states that US First Army had 1,320 M4 Shermans available (Zaloga 2008, p. 71–73).
  2. ↑ Cooper Matthew The German Army, 1933-1945: Its Political and Military Failure. — Stein and Day, 1978. — P. 519. — ISBN 9780812824681
  3. ↑ 1 2 Cirillo 2003
  4. ↑ Delaforce 2004, p. 376
  5. ↑ Parker 1991, p. 196
  6. ↑ Burriss T. Moffat Strike and Hold: A Memoir of the 82nd Airborne in World War II. — Brassey's, 2001. — P. 165. — ISBN 9781574883480
  7. ↑ MacDonald 1998, p. 618
  8. ↑ Cole 1964, p. 652 states that this number consisted of approximately 250 Tiger I, 775 Panther, 775 Panzer IV and a very few Tiger II; Zaloga 2008, pp. 71–73 states 416 Panther tanks.
  9. ↑ Cole 1964, p. 650
  10. ↑ 1 2 Shaw 2000, p. 168
  11. ↑ Schrijvers Peter The Unknown Dead: Civilians in the Battle of the Bulge. — University Press of Kentucky, 2005. — P. xiv. — ISBN 0813123526
  12. ↑ 1 2 Shirer 1990, p. 1095
  13. ↑ Последняя надежда фюрера. Частный корреспондент (16 декабря 2009). Архивировано из первоисточника 16 февраля 2012. Проверено 23 декабря 2009.
  14. ↑ Eggenberger Encyclopedia of Battles) describes this battle as the Second Battle of the Ardennes.
  15. ↑ "при Бульже" - Поиск в Google
  16. ↑ 1 2 Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. — С. 390.
  17. ↑ Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. — С. 391.
  18. ↑ Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. — С. 387-388.
  19. ↑ Паттон Дж. Война, какой я её знал. — С. 175.

dic.academic.ru

Битва в Арденнах » Военное обозрение

70 лет назад, в декабре 1944 г., нацистская Германия предприняла последнюю радикальную попытку переломить ход войны. Наступление в Арденнах. Надо сказать, Западный фронт получился довольно своеобразным. После высадки десантов в Нормандии и на Средиземноморском побережье британские и американские войска стремительно продвигались, освободив всю Францию, Голландию, Бельгию. Но в сентябре 1944 г., выйдя к германским границам, вдруг застопорились. В штабе Эйзенхауэра это объясняли растянувшимися коммуникациями, необходимостью пополнить боеприпасы и горючее. Но «передышка» затянулась на три месяца! Да и почему бы не затянуться? Союзники выполнили обещание об открытии «второго фронта», но добивать гитлеровцев и проливать кровь по-прежнему предоставляли русским. Сами же заняли удобную позицию – стоять на месте и быть готовыми вмешаться попозже. Когда это будет полегче. На Западе боевые действия ограничивались воздушными ударами. Впрочем, такие операции начались гораздо раньше, задолго до высадки во Франции. Американские «летающие крепости» В-17 еще с весны 1943 г. засыпали бомбами германские города. А немцы оказались не в состоянии отвечать адекватно. У них-то бомбардировщики тоже имелись, но львиная доля воздушных сил Третьего Рейха позарез требовалась на Восточном фронте. Однако в это же время, в 1943 г., под руководством Вернера фон Брауна были созданы самолёто-снаряды (крылатые ракеты) «Фау-1». Гитлеру новое оружие чрезвычайно понравилось, пускай на англичан обрушатся беспилотные аппараты со взрывчаткой!

Развернулось серийное производство «Фау-1», они полетели на Лондон. Англичане назвали их «жужжащими бомбами». Но самолёто-снаряды были очень несовершенными. Часть их ломалась или взрывалась на стартовых позициях, в полете. Из 10 тыс. запущенных «Фау-1» достигли Англии лишь 3200, а Лондона 2400. Но и из них половину сбивали истребители и зенитки. От обстрелов самолёто-снарядами погибло около 6 тыс. англичан, 18 тыс. было ранено. А дальность полета оставалась низкой – 250 км. Поэтому пусковые установки располагались во Франции. Когда союзники заняли эту страну, удары «Фау-1» по Англии прекратились. Немцы стали запускать крылатые ракеты по портам и другим объектам в Бельгии, Голландии.

Зато для союзников с французских или бельгийских аэродромов стало еще удобнее бомбить Германию. Была также разработана методика «челночных рейдов». Пролетев над немцами и отбомбившись, английские и американские самолеты садились на советских аэродромах. Заправлялись, отдыхали и летели обратно. Правда, исследователи обратили внимание на закономерность – крупные военные заводы под бомбежки не попадали. Потому что акционерами основных германских предприятий по-прежнему являлись американские концерны и банки! Конечно, пилоты и штурманы «летающих крепостей» не знали таких тонкостей. Но ведь кто-то знал. Кто-то в вышестоящих штабах регулировал, какие цели наметить в приказах для летчиков, а какие обойти молчанием.

Выли сирены и рушились жилые дома в Берлине, Гамбурге, Киле. Но и Гитлер, потрясая кулаками перед публикой, давно уже стращал противника каким-то невиданным «оружием возмездия». 8 сентября 1944 г. в Лондоне в районе Чизвик раздался сильный взрыв. Воздушного налета не было, и сочли, что взорвалась газовая магистраль. Нет, взрывы стали повторяться. Наконец, возле воронки нашли часть патрубка ракетного двигателя. Это и было «оружие возмездия», ракеты «Фау-2». Они, кстати, подняли немалую панику среди англичан – смерть сваливается внезапно, без всякой воздушной тревоги, в любое время дня и ночи. Хотя при более внимательном рассмотрении «возмездие» оказалось в значительной мере символическим.

В период самого интенсивного использования «Фау-2» немцы запускали на Англию 30 ракет в сутки – 24 тонны взрывчатки. А союзная авиация сваливала на них за сутки 300 тонн взрывчатки. Да и эффективность ракет оставляла желать много лучшего. Половина из них выходила из строя при запуске или в полете. Точность наведения была низкой, в круг диаметром 10 км попадало 50 %. А стационарные стартовые позиции союзники быстро обнаружили и разбомбили. У немцев оставались только подвижные установки для запуска «Фау-2». Всего на Англию стартовало 4300 ракет, долетело около 2 тыс., от них погибло 2700 человек. Куда больше жизней унесло изготовление «Фау-2». На заводе, где их собирали, трудились невольники из концлагеря «Дора», и впоследствии нашли 25 тыс. трупов людей, умерших от истощения, антисанитарных условий. Еще 5 тыс. эсэсовцы расстреляли, прежде чем бросить завод.

Что же касается активного продвижения союзных войск, то осенью 1944 г. оно обозначилось только на Балканах. В Греции партизанское движение по своему размаху почти догнало Югославию. Народно-освободительная армия ЭЛАС насчитывала 120 тыс. бойцов, контролировала обширные районы. С ними не могли сладить ни германские дивизии, ни марионеточное правительство Раллиса с коллаборационистскими «батальонами безопасности» и греческими формированиями СС. А наступление советских войск в Югославии напрочь перевернуло здешнюю обстановку. Железнодорожные и шоссейные магистрали из Греции в Австрию и Германию проходили через Белград. Русские перехватили их, и германская группа «Е», дислоцированная в Греции, ринулась выбираться горными тропами, через Албанию и Черногорию, пока ее окончательно не отрезали от своих. Оккупанты бросали города, и их занимали партизаны. А 4 октября высадились небольшие английские воздушные десанты.

Высадились вообще без боев и за немцами не погнались. При личной встрече Черчилля и Сталина была достигнута договоренность, что Греция остается в британской зоне влияния. Поэтому десанты выбрасывались только для того, чтобы застолбить «свое». Более крупные контингенты стали прибывать морем, привезли с собой эмигрантское правительство короля Георгиса II, привезли греческие части, сформированные под британским началом. Приехали-то они на готовое, страна уже освободилась. Но встречали их на волне общих восторгов, коммунисты и руководители ЭЛАС согласились войти в коалиционное временное правительство.

Однако в Афинах вдруг было разыграно торжественное вступление в столицу англичан и подконтрольных им греческих частей – а партизанам в параде участвовать не позволили. Эти трения быстро нарастали. Британское командование и королевские министры принялись восстанавливать административные структуры и для этого… широко привлекли коллаборационистов. Служивших при немцах полицейских, чиновников. Арестовали только руководителей изменнического правительства Раллиса, Цолагоклу, Логофетуполоса. Под их управлением десятки тысяч людей были казнены, 80 тыс. увезены в Германию на принудительные работы, не менее 300 тыс. умерло от голода. Но они в оправдание заявляли, что боролись с «коммунистической опасностью»! А король и его западные покровители сочли такое объяснение удовлетворительным!

Они и сами начинали действовать в том же направлении. Британский командующий в Греции генерал Скоби издал приказ разоружить и распустить ЭЛАС. 2 декабря коммунисты и партизанские командиры объявили, что они не подпишут закон о роспуске ЭЛАС и в знак протеста выходят из правительства. На следующий день в Афинах состоялась массовая демонстрация. Она носила вполне мирный характер, но Скоби и королевское правительство приказали своим войскам и полиции открыть огонь по безоружным толпам. Возмущение взорвалось. Полиция-то была еще гитлеровской! Вместе с гестапо работала, а теперь стреляла в людей! Повстанцы хлынули по полицейским участкам, истребляя всех, кого поймали. Английские войска в Афинах оказались окруженными.

Руководить подавлением взбунтовавшейся страны взялся лично Черчилль. С Итальянского фронта он перебросил в Грецию две свежих дивизии. Кроме того, англичане принялись перевооружать те же самые «батальоны безопасности» и греческих эсэсовцев, которые раньше действовали против партизан. Теперь их снова выпустили против ЭЛАС, только в другой форме и под другими знаменами. А в воздухе безраздельно и безнаказанно действовала английская авиация. За полтора месяца она произвела 1665 боевых вылетов на греков, бомбила и расстреливала мятежные селения, колонны партизан. Но Сталин честно выдержал договоренность с западными державами, вмешиваться в греческие дела не стал. Англичане и их сторонники стали одолевать. Хотя греческие события в декабре невольно отошли на второй план.

Грандиозный сюрприз западным державам преподнес Гитлер. Конечно же, он тоже осознавал - шансов у Германии почти не осталось. Почти… Выход он придумал неожиданный. Ситуация на Западном фронте слишком напоминала «странную войну» в 1939 – 1940 гг. Американцы с англичанами стояли спокойно. Даже слишком спокойно! Демонстративно не предпринимали никаких активных действий. Будто напоказ предлагая немцам забирать войска с Запада и перебрасывать против русских. Однако фюрер убедился, что слабое звено в коалиции отнюдь не русские. Слабое звено именно американцы с англичанами! Вот и следовало сокрушить их так же, как в период «странной войны». Вывести из игры хотя бы на время, а это позволит повернуть против русских все силы. Такой маневр обеспечит Германии отсрочку. А отсрочка, глядишь, приоткроет какой-нибудь новый выигрышный ход…

На западе Гитлер и его военачальники скрытно сосредоточили кулак из лучших войск. Миллион солдат и 900 танков. Замысел операции оказался отнюдь не новым. Фактически он повторял тот же самый выигрышный план, который позволил разгромить французов и англичан в 1940 г. Предполагалось проломить фронт в Арденнах, отжать противника к морю и устроить ему «второй Дюнкерк». Заставить эвакуировать окруженные войска, бросать технику, а самим захватить основные порты и базы, через которые снабжался союзный фронт. Все факторы, вроде бы, благоприятствовали немцам. Американцы и англичане три месяца бездельничали на позициях, расслабились. С Атлантики натянуло снегопады и туманы, парализовавшие превосходство союзников в авиации. Они оказались лишенными и воздушной разведки. А кроме того, немцы единственный раз за время войны догадались ввести режим полного радиомолчания! В распоряжении англо-американского командования имелась сверхсекретная система дешифровки «Энигма», предоставлявшая самую точную информацию из перехваченного радиообмена. На этот раз «Энигма» не предупредила об опасности…

16 декабря 1944 г. две танковых и одна общевойсковая армии под общим командованием фельдмаршала Моделя вдруг хлынули на прорыв на узеньком участке, который обороняли две американских пехотных дивизии. Конечно, их смяли и вдавили в грязь. Германские планы предусматривали стремительным рывком захватить мосты через Маас и гнать противника дальше, к портам Голландии и Бельгии. Главное – гнать быстро и решительно, не позволяя опомниться. Чтобы не терять темпов наступления, запасы горючего следовало пополнить на складах, захваченных у американцев – немцы знали, что они располагались в Льеже и Намюре.

Поначалу эти надежды, казалось бы, оправдывались. За несколько дней лавина Моделя углубилась на 90 км. В правительствах и штабах западной коалиции взыграла если не паника, то во всяком случае, крайне нервозные настроения. Черчилль воззвал к Сталину, умолял выручить, пораньше начать наступление на востоке. Хотя сценарий разгрома Дюнкерком все-таки не повторился. Соотношение германских и союзных сил очень отличалось от 1940 г. Когда-то французы и англичане от одного сокрушительного удара теряли головы и бежали спасаться. Теперь американцы преодолели растерянность, выдвигали навстречу врагу резервы. 7-я американская танковая дивизия в течение пяти дней удерживала городок Сен-Вит. Все же не удержала, но значительно затормозила врага. 101-я воздушно-десантная дивизия засела в городке Бастонь, германская 5-я танковая армия дергалась в бесплодных атаках, но так и не взяла его. А в Бастони пересекались семь главных дорог в Арденнах!

И если в 1940 г. отдельные недочеты не мешали гитлеровцам побеждать, то сейчас задержки и неудачи оказывались для них абсолютно недопустимыми. Стала улучшаться погода. Правда, немцы организовали блестящий налет на аэродромы противников, пожгли 260 самолетов. Но при подавляющем преимуществе воздушных сил США и Англии такие потери не сыграли серьезной роли. В небе над Арденнами загудели стаи самолетов, завалили бомбами все дороги. Подвоз горючего и боеприпасов на передовую пресекся. А до складов в Льеже и Намюре немцы так и не дошли. До мостов через Маас они тоже не дошли. В 6 км от реки их танки остановились без топлива.

Германское командование начало получать тревожные донесения и с востока. Первоначально советские армии планировали наступление в Польше на 20 января, а в Пруссии – 8 февраля. Но после того, как союзники взмолились о помощи, Сталин обратился к командующим фронтами, смогут ли они начать пораньше? Впрочем, оговаривал, что перенос сроков не должен нарушить наши замыслы и привести к неоправданным потерям. Взвесив все факторы, советское командование сочло возможным несколько сократить подготовку, нанести удары 12-15 января. Но еще до того, как загрохотали советские орудия и «катюши», немцы догадались – вот-вот им придется жарко. Резервы, предназначенные для развития прорыва в Арденнах, им пришлось разворачивать в противоположную сторону.

Время оказалось потеряно, наступательный порыв иссяк, а между тем и западные союзники действовали грамотно. Собрали на флангах сильные кулаки для контрударов. Германскую танковую дивизию, вырвавшуюся к Маасу, взяли в кольцо две танковых дивизии и уничтожили полностью. А 3-я американская армия пробилась с юга к осажденной Бастони. Таким образом, весь клин гитлеровского прорыва оказался «подрубленным». Группировка Моделя стала поспешно выбираться назад, пока ее совсем не окружили. Ширина коридора оставалась всего 40 км, его с двух сторон простреливали тяжелой артиллерией, и немцы под снарядами катились прочь, торопились проскочить горловину. Они потеряли и побросали в наметившемся «мешке» 600 танков, массу орудий и другой техники.В январе Гитлер нанес еще один удар, в Эльзасе. Но эта операция была лишь вспомогательной. Немцы старались отвлечь противника от своей группировки в Арденнах, чтобы она смогла оторваться от навалившихся на нее англичан и американцев, привести себя в порядок. Однако в Эльзасе радиомолчание не соблюдалось. 19-я германская армия двинулась в атаку. Вроде бы, американцы начали отступать. Нацисты торжествовали, браво докладывали – они продвинулись на 30 км. Но ведь союзное командование заранее знало время и место наступления! Немецкая армия сама лезла в западню. Под Колмаром ее поджидали превосходящие силы, захлестнули с нескольких сторон и разгромили. Преследуя разбитых немцев, западные союзники вступили на территорию Германии.

А за перенесенные страхи и потери они мстили «ковровыми» бомбардировками – массы самолетов рассыпали бомбы равномерно, накрывая город полностью. Три дня американские и британские воздушные эскадры обрабатывали один из красивейших германских городов – Дрезден. Военного значения он не имел. Кроме фугасных, применили напалмовые бомбы, разлилось море пламени. Было разрушено больше половины зданий, погибло около 130 тыс. человек. Массированным бомбежкам подверглись также Лейпциг, Хемниц, Эссен, Кельн, Мюнхен. Не забыли и Нюрнберг. Уж здесь-то и подавно не было никаких военных объектов. Старинные замки, памятники германского средневековья. Но когда-то здесь проходили съезды нацистской партии, принимались расовые законы. Американцы отомстили городу. 2 января 1945 г. так пробомбили, что за один день в центральной части Нюрнберга было уничтожено 90 % зданий.

Ну а тем временем англичане завершали усмирение Греции. Наверное, одними лишь военными операциями не усмирили бы. Но в умах царила мешанина. Британцы прикрывались «законным» правительством короля, напоминали людям что война с немцами продолжается. А если ЭЛАС воюет против англичан – значит, получается на стороне Гитлера? Коммунистов втянули в переговоры. Доказывали, что главное – внутреннее примирение, а потом обещали устроить всеобщие выборы, тут-то и определится, чего хочет большинство греков. Лидеры ЭЛАС согласились. 12 февраля в Варкизе было подписано соглашение о прекращении гражданской войны. С 28 февраля армия ЭЛАС объявлялась распущенной, сдала 100 орудий, 200 минометов, 2 тыс. пулеметов, 50 тыс. винтовок. Бойцы расходились по домам, но… королевское правительство с англичанами принялось арестовывать их. Тысячи партизан расстреляли без суда. Остальные спохватились, снова потекли в горы. Но безоружных было уже легче громить и вытеснять в безлюдные районы.

Таким образом, обстановка в Юго-Восточной Европе разительно переменилась. А на Западном фронте союзники возвратили прежние позиции, восстановили старую линию фронта. Но и здесь ситуация стала принципиально иной. Массированными ударами в Арденнах и Эльзасе Гитлер сам растрепал свои отборные, лучшие войска. А оставшиеся соединения был вынужден забирать на восток – в Польшу, Венгрию. На западе у немцев имелись великолепные позиции для обороны. Была мощнейшая «Линия Зигфрида», которую Германия возводила вдоль своих границ еще в 30-х годах. Тут хватало бетонных дотов, капониров, батарей, подходы к ним прикрывали сплошные поля противотанковых надолбов. К этим укреплениям добавлялись естественные препятствия – полноводные реки Рур, Рейн.

Если бы занять эти рубежи надежными, кадровыми дивизиями, преодолеть их было бы ох как не просто! Пришлось бы прогрызать каждый метр, прошибая укрепления бомбами и снарядами, поливая солдатской кровью. В Италии американцы и англичане застревали по полгода на куда более слабых линиях. Но в том-то и дело, что кадровые германские части слишком поредели. Вместо сплошной обороны составляли рыхлую кисею. Ее штопали на живую нитку ополченскими, охранными, полицейскими батальонами. В доты сажали мальчишек из «Гитлерюгенда». Они были готовы драться самоотверженно. Но мог ли юношеский порыв заменить мастерство? Провал наступления в Арденнах фактически подорвал и оборону Германии на Западном фронте. Защищать «Линию Зигфрида» стало некому.

topwar.ru

Арденны-1944 как конечная остановка германской военной машины » Военное обозрение

Арденнская наступательная операция, проведенная фашистскими войсками в декабре 1944 года против наших западных союзников, до сих пор вызывает неподдельный интерес у многих любителей военной истории.

Изучая многочисленные источники, посвященные данной боевой операции, невольно возникает вопрос, каким образом германскому рейху, практически находящемуся на издыхании, удалось тогда нанести удар такой мощи, в результате которого чуть не рухнул весь Западный фронт.

Многие исследователи утверждают, что союзники знали о предстоящем ударе немцев и что все действия противника у них были под постоянным контролем.

То, что знали, в этом сомневаться не приходится, а вот своевременность и четкость действий англо-американцев в ходе отражения германского наступления вызывают очень большие сомнения. Хотя, как говорится, «победителей не судят» и, тем не менее, объективности в освещении арденнских событий по-прежнему недостаточно.

На первый взгляд авантюрное решение германской военно-политической верхушки, тем не менее, имело свою логику, ведь к осени 1944 года положение фашистской Германии приняло по- настоящему катастрофический характер. С востока германские войска безостановочно теснил советский бронированный каток, с запада и юга немцев, словно медведя в берлоге, обложили войска англо-американцев.

Немецкий танк Pz.Kpfw. V Ausf. G «Пантера» на марше во время наступления в Арденнах

Многочисленные союзники рейха, еще недавно певшие дифирамбы германскому фюреру, один за другим поднимали белые флаги, а то и того хуже - поворачивали свое оружие против Германии. Как это сделали Румыния, Болгария и даже один из наиболее надежных союзников немцев – Финляндия.

В целях выхода из критического положения, в котором оказался третий рейх, высшее фашистское руководство приняло решение подготовить и осуществить на западном фронте против союзников мощное контрнаступление.

В разработке арденского контрнаступления принимал активное участие лично сам фюрер, операция под поэтичным названием «Стража на Рейне» - это было его детище. Цель её заключалась в том, чтобы внезапным танковым ударом ошеломить и разгромить союзные войска на северном участке фронта и тем самым создать весомые предпосылки для переговоров, а точнее, для торга с англо-американцами о почетном для рейха сепаратном мире. Затем, «заговорив» западных союзников, обратить все свои ударные силы на Восток для продолжения войны против Советского Союза. Большие надежды германцы возлагали и на моральный выигрыш от возможного успеха данного контрнаступления – поставить спесивых американцев и чопорных англичан на колени было делом чести для Гитлера.

Воспользовавшись некоторым затишьем на Восточном фронте, свой танковый удар немцы решили нанести в Арденнах, так как в этом районе союзники его меньше всего ожидали. Считая этот район бесперспективным для ведения масштабных боевых действий и непроходимым для войск в зимних условиях. В случае успеха, в дальнейшем, германцы планировали форсировать Маас, овладеть Брюсселем и Антверпеном. Таким образом, создав фронт по линии Живе — Люксембург, Гитлер рассчитывал прижать северное крыло союзного фронта к морю и устроить им там новый Дюнкерк.

Особое внимание при подготовке операции придавалось скрытности. Наступление готовилось в глубочайшей тайне, даже большинство генералов, которым предстояло вести войска в бой, и то узнали о нем только накануне.

Немецкие десантники едут на броне танка Pz.Kpfw. VI Ausf. B «Тигр II» («Королевский тигр») во время наступления в Арденнах

Известно, что только 12 декабря генералы, командовавшие войсками в арденнском секторе, были неожиданно вызваны в штаб Рундштедта. Именно там перед ними выступил Гитлер, изложивший план наступления и его мотивы. Он говорил: «Никогда в истории не существовало коалиции, подобной коалиции наших врагов, состоящей из таких разнородных элементов с такими противоречивыми целями... С одной стороны - ультракапиталистические государства, с другой — ультрамарксистские. Каждый из участников коалиции вступил в нее с надеждой достичь своих политических целей... Уже сейчас эту коалицию раздирают острейшие противоречия, и мне, как пауку, сидящему в центре паутины, видно, что антагонизм между ними нарастает с каждым часом. Если теперь мы сможем нанести несколько сильных ударов, тогда в любой момент этот искусственно созданный единый фронт с грохотом рухнет...» (http://historik.ru/books/item/f00/s00/z0000025/st051.shtml).

После последнего покушения летом 1944 года доверие Гитлера к армейским генералам было низким как никогда. Поэтому на этот раз фюрер решил сделать спасителями германской нации войска СС. Он решил бросить в решительный бой всех своих черных танковых преторианцев, специально сформированную новую 6-ю танковую армию войск СС. Именно ей предстояло, по плану фюрера, войти триумфаторами в Антверпен.

Для предстоявшего контрнаступления гитлеровское командование создало специальную ударную группировку в составе 21 дивизии за счет перегруппировок на западном фронте и вновь сформированных дивизий. Несколько соединений было переброшено из Дании и Норвегии. Кроме того, предполагалось в ходе операции ввести в сражение дополнительно до пяти дивизий из резерва ОКВ.

Всего в Арденнской операции с немецкой стороны по разным оценкам участвовало от 240 до 500 тыс. человек, 1800 танков, 1900 артиллерийских орудий и реактивных минометов «Небельверфер» (Nebelwerfer) и 800 самолетов.

Солдаты войск СС ведут бой в окрестностях бельгийского города Бастонь во время немецкого наступления в Арденнах. Конец декабря 1944 года

Войска, предназначенные для участия в арденнском ударе, пришлось собирать чуть ли не со всех фронтов. Не все они были укомплектованы до полного штата, однако 6-ю танковую армию Гитлер приказал укомплектовать и оснастить по полной программе. В этой армии и в 5-й танковой было сосредоточено наибольшее количество всех средних танков «Пантера», тяжелых танков «Тигр» и «Королевский тигр», а также новейших собранных на заводах поштучно САУ «Ягдпантера» и «Ягдтигр» (http://www.mihistory.kiev.ua/IIWW/1941-1945/1943-45/ardenn-op.htm).

Именно эти две танковые армии должны были нанести главный удар, имея в своём составе порядка 28 -30 дивизий, из которых 12 являлись танковыми и моторизованными. Все это ударное войско должно было из района между Монжуа и Эхтернахом внезапно перейти в наступление и разгромить беспечных американцев.

Для наведения шороха в тылах союзников, германцы решили использовать проверенный метод, еще раз применить свои спецвойска. Так, в числе войск предназначенных для арденского прорыва была и специальная отдельная 150-я танковая бригада, имевшая в своем составе почти 2 тыс. человек хорошо подготовленных диверсантов. Эти люди, знавшие английский язык, были переодеты в американскую форму, оснащены американским вооружением и снаряжением. Перед ними была поставлена задача - просочиться через союзный фронт и действовать в тылу англо-американцев, сея панику. Данный отборный отряд под руководством командира бригады Скорцени должен был достичь Парижа и даже попытаться уничтожить англо-американских командующих.

Немецкие солдаты ведут огонь из 20-мм зенитного орудия Flak 30 по наземной цели. Западный фронт, Арденнская операция

Часть немецкого плана носила и явно авантюрный характер. Так, например, танковые и механизированные войска немцев не имели главного для проведения данной операции это достаточного количества горючего. Тем не менее, от командиров основных соединений были получены заверения, что на первое время горючего для техники им вполне хватит. Понятно, попробуй, возрази фюреру. В дальнейшем немцами предполагалось, используя африканский метод Роммеля: захватить большие запасы горючего в оперативном тылу противника. Правда, было не понятно, что они планировали заливать в топливные баки танков, в случае если бы это американское горючее им захватить не удалось. Удивительно, но всегда практичные немцы как, то об этом и не подумали, да и хитрого Роммеля у них теперь не было.

Как показали дальнейшие события, германцы так и не смогли захватить топливные склады в Льеже и Намюре, в результате их техника оказалась без горючего.

Германские ВВС, по заявлению Геринга, для поддержки наступающих войск с воздуха были в состоянии выделить 3 тыс. боевых самолетов, в том числе большое количество современнейших реактивных истребителей. Однако цифра эта была существенно урезана Гитлером. Фюрер, словно экономный хозяйственник, понадеялся обойтись не более чем 800 самолетами. Он наперед исключал всякие сомнения и предполагал неуклонно придерживаться поставленной широкой цели, намеченного состава группировки и порядка проведения операции.

В сумерках зимнего утра 16 декабря на четыре крепко спавших в своих блиндажах американские дивизии в Арденнах обрушилось 8 дивизий 6-й танковой армии СС. Переход германских войск в наступление оказался полнейшей неожиданностью для англо-американцев, хотя разведка союзников заранее знала о готовившимся немецком наступлении. Специалисты союзников, пользуясь расшифрованными германскими кодами, прослушивала и прослеживала всю секретную информацию, связанную с боевыми действиями на Западном фронте.

БТР из немецкой 116-й танковой дивизии (116.Pz.Div.). На заднем плане — подбитый американский танк М10. Район Saint Vith, Арденны

В связи с чем, многие исследователи второй мировой утверждают, что союзное командование чуть ли не специально дало немцам возможность ударить на самом слабом участке фронта. Чтобы заманив их в глубину своей обороны затем уничтожить всю наступающую группировку противника в целом, массированными ударами с флангов.

В дальнейшем все так и произошло, однако вначале все шло совсем не по планам союзного командования. На фронте американские солдаты буквально побежали под натиском гитлеровцев целыми подразделениями, а то и воинскими частями. В штабах нарастала паника, которую всячески поддерживали своими действиями и бойцы спецотряда Скорцени. Диверсанты взрывали мосты, рвали линии связи, вклинивались в колоны отступающих войск, сея панику и нервозность среди англо-американцев. Действовали точно, так как полк «Брандербург-800» на Восточном фронте, далеким летом 1941 года. Отдельные диверсанты Скорцени сумели прорваться даже в Париж, уцелевших бойцов 150 бригады, спецслужбы союзников задерживали во французской столице даже уже после провала германского наступления.

Дополнительно к этому позорные неудачи начального периода арденнского прорыва усилили взаимные обвинения и трения между командованиями американцев и англичан.

В штабе Эйзенхауэра, работавшего в состоянии крайней нервозности, было решено в целях оперативной необходимости передать одну американскую армию в подчинение Монтгомери. В итоге английские СМИ разразилась потоком комментариев, изображая героя Эль-Аламейна чуть ли не спасителем американцев, попавших в беду. Монтгомери не был склонен отказываться от приписанной ему роли. Мало того англичане решили воспользоваться американским поражением на начальном этапе сражения по полной и возобновили свои требования о подчинении всех сухопутных войск на Западе Монтгомери. В ответ американские командующие заявили, что в таком случае они уйдут в отставку и т. д.

Солдаты 7-й американской танковой дивизии в районе бельгийского города Сен-Вит (St. Vith) во время ликвидации арденнского выступа

Так что в рядах союзников царило полнейшее замешательство, ни о каких плановых действиях не было и речи, в том числе о заманивании германских войск в котел, англо-американцы думали только о том как бы им устоять и удержать фронт.

А в это время германцы не теряли зря времени и уже к 20 декабря прорвали фронт союзников на участке почти в100 км, углубившись в их оборону на 30—50 км, в результате чего для англо-американцев сложилась отчаянная обстановка и положение еще более ухудшилось, если бы не промахи гитлеровского руководства.

Так, Гитлер, бросив в наступление 6-ю танковую армию СС, рассчитывал, что лавры победы достанутся именно его любимцам- эсэсовцам, которые утрут нос высокомерным генералам Вермахта. Но обстановка сложилась таким образом что успех обозначился не на северном крыле германской группировки, где действовала 6-я танковая армия СС, а в центре, там, где наступала 5-я танковая армия войск Вермахта. Вместо того чтобы поддержать центр, где намечался стратегический успех, фюрер направил свой единственный резерв - 2-й танковый корпус СС на северный участок - в напрасной надежде достичь Льежа, так как по плану Гитлера в Антверпен должны были войти дивизии 6-й армии СС и больше никто. Армейские части должны были только поддерживать и обеспечивать успешные действия черных преторианцев-любимцев и главной опоры фюрера.

Немаловажное значение для провала наступления имело и то обстоятельство, что в связи с секретностью подготовки операции гитлеровское командование, вероятно, не посчитало нужным предупредить о его начале свои ПВО. В результате в день начала операции действия германских ВВС были расстроены собственной зенитной артиллерией. Немецкие зенитчики, не предупрежденные о начале наступления, стреляли метко и в итоге сбили более 200 своих самолетов из 800, посланных для поддержки арденского танкового удара.

Американские десантники 101-й десантной дивизии наблюдают за сбросом им грузов с транспортных самолетов С-47 (Douglas C-47) в осажденный немецкими войсками город Бастонь в Бельгии во время Арденнской операции

Таким образом, хваленое германское взаимодействие перестало работать так, как это было ранее, в связи с тем, что большинство германских спецов войны полегли на полях сражений. Лучшая военная машина мира начала давать сбои. Все это вело третий рейх к катастрофе и время пошло уже не на месяцы, на дни.

Наконец то западные союзники, оправившись от внезапности, для отражения германского наступления стали подтягивать резервы из глубины. И тогда вступили в действия простые количественные факторы, в то время на Западном фронте было порядка 87 союзных дивизий, имевших свыше 10 тыс. самолетов, 6,5 тыс. танков, гитлеровцы располагали реально 39 дивизиями, имели около тысячи самолетов и 600 танков.

Между тем на 1 января 1945 г. из 313 дивизий и 32 бригад, которые имелись у германского командования, на советско-германском фронте находилось 185 дивизий и 21 бригада (из них 15 дивизий и 1 бригада — венгерские). На Западном фронте и в Италии гитлеровцы имели 108 дивизий и 7 бригад, остальные части оккупировали захваченные территории. Иными словами, против англо-американцев воевали всего 33 процента от всех вооруженных сил, имевшихся в то время у Германии. И именно эти 33 процента германского войска, их действия и поставили в декабре 1944г. в тяжелейшее положение армии США и Великобритании (http://historik.ru/books/item/f00/s00/z0000025/st051.shtml).

Однако несмотря на такое громадное превосходство в силах и средствах, командование союзных войск нервничало, и было от чего. Оказывается, американцы не имели на момент арденнских боев серьёзных пехотных резервов из их 89 дивизий, которые они имели на то время , 87 воевали на фронтах. Согласно своей тогдашней стратегии янки большинство своих финансовых средств выделяли и тратили на изготовление летающих крепостей и строительство авианосцев, то есть на развитие флота и авиации. Вероятно рассчитывая, что пушечное мясо в виде пехотных дивизий, вместо них на поля сражений Второй мировой будут поставлять, в основном, только их союзники.

Однако для отражения арденнского германского удара на поле боя были нужны пехота и танки, а не авианосцы. В результате главкому Эйзенхауэру пришлось просить войска из Италии, а также требовать присылки 100 тыс. солдат морской пехоты с Тихоокеанского фронта. Дело дошло до того что в самих США генерал Маршалл дал указание «прочесать» военные округа, гарнизоны на Аляске и в зоне Панамского канала. Наконец, было решено ускорить формирование французских и бельгийских соединений, с чем ранее правительства США и Англии не торопились. У англичан ситуация с пехотными пополнениями также была неважная, многие английские пехотные дивизии тасовались словно колода карт, из трех формировали одну и т.д..

Американские солдаты 290-го полка 75-й дивизии в бою в арденнском лесу

Мало того, почувствовав неуверенность, союзники решили подстраховаться, ими в Москву был поспешно отправлен английский посланник маршал Теддер, однако плохая погода задержала его в пути. Тогда 6 января 1945 г. Черчилль пишет И. В. Сталину: на Западе сложилась «тревожная» обстановка, «идут очень тяжелые бои, и в любое время от Верховного командования могут потребоваться большие решения». Черчилль просил сообщить, могут ли англо-американцы рассчитывать на советское наступление в январе. На следующий день Советское правительство ответило: «Учитывая положение наших союзников на Западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему Центральному фронту не позже второй половины января». Сроки советского наступления, первоначально назначенного на 20 января, были передвинуты на 12 января, и в этот день советские войска двинулись на Запад. Германский фронт был прорван.

Ф. Рузвельт пишет И В. Сталину 18 января: «Подвиги, совершенные вашими героическими воинами раньше, и эффективность, которую они уже продемонстрировали в этом наступлении, дают все основания надеяться на скорые успехи наших войск на обоих фронтах». 22 января английский комитет начальников штабов констатирует: «Новое наступление русских резко изменило обстановку. По наиболее вероятным предположениям, конца войны можно ожидать в середине апреля». Наконец, 30 января Объединенный комитет начальников штабов приходит к выводу: «В результате русского наступления на Западном фронте обеспечена свобода маневра до 15 марта».

Однако англо-американцы, напуганные немецким ударом в Арденнах, долго не смогли оправиться. Они возобновили наступательные действия на Западе лишь на последней неделе марта 1945 г.

Пленные юные немецкие солдаты из 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд» под конвоем военной полиции 3-й армии США. Эти ребята были взяты в плен в декабре 1944 года во время операции союзников в Арденнах

Американские солдаты возле подбитого немецкого танка Pz.Kpfw. V «Пантера» в Арденнах

Капитан Джеймс Б. Ллойд (James B. Lloyd), офицер связи американской 370-й истребительной группы, осматривает немецкий танк Pz.Kpfw V «Пантера», который был уничтожен тяжелыми истребителями Р-38 «Лайтнинг» из состава той же группы в районе города Уффализ (Houffalize) в Бельгии во время битвы в Арденнах

Немецкие военнослужащие в американском плену во время Арденнской операции

topwar.ru

Арденнская операция - Русская историческая библиотека

Глава 29

 

 

1

 

 

Положение сил сторон перед началом Арденнской операции

16 сентября Гитлер издал приказ, требующий от всех войск на Западе «фанатической решимости». Американцы подошли к германской границе, а южнее Ахена даже пересекли ее. «С нашей стороны какие-либо крупномасштабные операции проводиться не могут. Единственное, что нам остается, – это удержать свои позиции или погибнуть». Казалось, фюрер призывает лишь к обороне отечества, но это была уловка с целью ввести в заблуждение противника, который, как опасался Гитлер, имел шпиона в его ставке. После окончания совещания фюрер пригласил в свой кабинет Кейтеля, Йодля и представителя люфтваффе генерала Крайпе. Пока они терялись в догадках, какой сюрприз им готовит фюрер, вошел хозяин кабинета – ссутулившийся, бледный, заметно сдавший после третьего мини-инфаркта. Его глаза слезились и были мутными, челюсть отвисла.

Йодль коротко доложил обстановку: надежных союзников у Германии нет – одни перебежали, другие собираются сделать это. Хотя в вермахте под ружьем свыше 9 миллионов человек, за последние три месяца потери составили 1,2 миллиона, почти половина из них на Западном фронте. На Востоке наступило относительное затишье. Советское наступление, по-видимому, выдохлось. «Но на Западе мы проходим серьезное испытание в Арденнах», – заключил Йодль. Это был холмистый район в Бельгии и Люксембурге, путь, которым немецкие войска шли к победе в первой мировой войне.

При слове «Арденны» Гитлер встрепенулся, поднял руку и крикнул: «Стоп!» Наступило молчание. Наконец он заговорил: «Я принял важное решение. Я перехожу в наступление. Здесь – в Арденнах!» Фюрер ударил кулаком по карте. «Через реку Маас и далее – к Антверпену!» Все уставились на него в изумлении. Плечи Гитлера распрямились, глаза засверкали, признаки тревоги и болезни исчезли. Это был динамичный Гитлер 1940 года. В следующие несколько дней он был образцом прежней энергии, настаивал на подготовке плана решительного контрнаступления. Он издал приказы о создании новой танковой армии и наметил способы доставки в Арденны в абсолютной секретности 250 тысяч войск и тысячи танков.

Только после этого он сдержал обещание сделать рентгеноскопию головы. К вечеру 19 сентября его доставили в полевой госпиталь в Растенбурге и провели в рентгенкабинет, который перед этим был тщательно обследовал на предмет обнаружения взрывчатки. Затем фюрер навестил своих раненых офицеров и при виде умирающего генерала Шмундта прослезился. У выхода его встретила криками «Зиг хайль!» восторженная толпа горожан .и выздоравливающих солдат. Этот восторг при виде фюрера был понятен, но Гизинга поразило то, что искренний энтузиазм был даже в глазах калек и тяжело раненных.

Утром Гизинг изучил три снимка. Затем ежедневно ходил в бункер осматривать пациента. Доктор заметил, что при искусственном освещении лицо Гитлера приобретает странный красноватый оттенок. Впоследствии у фюрера усилились боли в желудке, и он потребовал шесть «маленьких черных таблеток», прописанных Морелем. Удивленный такой дозой, Гизинг начал осторожно интересоваться, что это за таблетки. Линге показал ему пузырек. На этикетке было написано: антигазовые таблетки. Далее следовал их состав, изучив который, Гизинг пришел в ужас: в него входили стрихнин и атропин, хотя и в незначительных количествах. Но учитывая тот факт, что Гитлер принимал эти таблетки долго и помногу, можно было предположить, что он себя травит. Возможно, этим и объяснялись приступы, растущая слабость, раздражительность, отвращение к свету, хриплый голос и этот странный красноватый оттенок кожи. Кардиограммы внушали опасения.

25 сентября Гизинг случайно увидел пациента при естественном свете – на улице. На этот раз кожа у него имела желтоватый оттенок, желтизна была и в глазах. Это была явная желтуха. Гитлер утром не встал. Секретарши, адъютанты и обслуживающий персонал были в тревоге. Никто не мог припомнить, чтобы фюрер оставался в постели, каким бы ни был он больным.

Он не хотел никого видеть, не хотел есть, был ко всему безразличен. Его не заинтересовало даже критическое положение на Восточном фронте. Морель посоветовал пациенту оставаться в постели. Озабоченный Гизинг после очередного осмотра украдкой взял пузырек с черными таблетками Мореля и показал Хассельбаху. Тот тоже был поражен, но посоветовал Гизингу молчать, пока они не поговорят с Брандтом.

Между тем Морель распорядился не пускать к фюреру других врачей. Отказали и Гизингу, и ван Айкену. Морель считал, что никакой желтухи у фюрера нет. Тем не менее за несколько дней Гитлер потерял в весе почти полтора килограмма и лежал, корчась от болей.

Физическая боль не была единственной причиной депрессии Гитлера. В сейфе штаба армии в Цоссене была найдена еще одна пачка документов, свидетельствовавших о причастности к заговору значительной части армейского руководства. Фюрер был в шоке, и многие считали, что именно это подорвало его дух.

29 сентября Брандт сумел попасть к Гитлеру. Он постарался доказать фюреру, что Морель – шарлатан. Вначале тот принял слова Брандта всерьез, но Морель сумел убедить Гитлера, что он абсолютно невиновен. Если фюрер страдает от побочных последствий употребления лекарств, то это потому, что он сам увеличивает дозы. Расстроенный Брандт махнул на все рукой. Тогда Хассельбах пошел к Борману. Но не учел, что Борман уже давно хотел избавиться от Брандта, потому что тот был человеком Шпеера, «опасное» влияние которого на фюрера Борман хотел уменьшить любой ценой. «Серый кардинал» выслушал рассказ Хассельбаха с деланным возмущением, а потом пошел к Гитлеру и предупредил его, что Брандт, Хассельбах и Гизинг сговорились опорочить Мореля в своих корыстных целях. Отныне ни один врач, кроме Мореля, не допускался к Гитлеру. Казалось, Борман победил.

Но 1 октября Гизингу позвонил Линге и сообщил, что у фюрера сильная головная боль, и он просит доктора приехать к нему немедленно. Фюрер лежал на своей спартанской кровати в ночном халате. Он чуть приподнял голову, приветствуя врача, и тут же уронил ее на подушку. Глаза у фюрера были пустые, безразличные ко всему. Когда Гизинг присел к нему на кровать, Гитлер вдруг спросил:

– Доктор, как вы узнали про антигазовые таблетки? Гизинг рассказал. Гитлер нахмурился.

– Почему вы сразу не пришли ко мне? Разве вы не знали, что я вам полностью доверяю?

У Гизинга мороз прошел по коже. Он объяснил, что его к фюреру не допускали. Гитлер пожал плечами.

– Вы сильно напугали Мореля. Он даже побледнел, изнервничался. Но я его успокоил. Я сам всегда считал, что это простые таблетки для поглощения газов в желудке, и они мне помогали.

Гизинг возразил, что чувство облегчения иллюзорно.

– То, что вы говорите, вероятно, имеет под собой какие-то основания, – перебил его Гитлер, – но эта штука никогда мне не вредила. Я часто испытывал судороги в желудке из-за постоянного нервного напряжения, особенно в последний месяц.

Гизинг предположил, что у Гитлера желтуха, но тот высказал сомнение по этому поводу. Тем не менее фюрер попросил его обследовать. Впервые Гизинг подверг своего пациента полному физическому осмотру. Он проверил его невралгические рефлексы и заодно удостоверился в том, что слухи о недоразвитии половых органов фюрера не соответствуют действительности.

Когда Линге и Гизинг помогали ему надеть халат, Гитлер говорил:

– Понимаете, доктор, у меня в целом здоровый организм и, надеюсь, скоро я буду здоров.

Он поблагодарил Гизинга за все и попросил еще одну дозу «этого кокаинового средства». Но вдруг по лицу фюрера разлилась мертвенная бледность. Гизинг проверил пульс: он был частый и слабый. Гитлер потерял сознание.

Доктор огляделся – он был один. Ординарец вышел, когда кто-то постучал в дверь. Фюрер был полностью в руках Гизинга. Врач видел перед собой тирана. Какой-то внутренний голос побудил его сунуть палочку с тампоном в пузырек с кокаином – вторая доза могла быть смертельной, и он быстро начал обрабатывать лекарством левую ноздрю Гитлера. Он почти закончил, и тут послышался голос Линге:

– Сколько еще вам потребуется времени? Гизинг как можно более спокойно ответил, что немного. Гитлер все еще не приходил в сознание.

– У фюрера снова спазмы, – заметил ординарец. – Пусть он отдохнет.

С трудом сдерживая волнение, Гизинг попрощался с Линге и на велосипеде поехал в свой госпиталь. Одна мысль преследовала его: останется ли жив Гитлер? Испуганный, он позвонил Хассельбаху, рассказав ему о происшедшем, и взял день отдыха под предлогом, что ему надо съездить в Берлин, так как его дом попал под бомбежку.

На следующий день Гизинг позвонил из столицы и узнал, что фюрер жив. Никто не подозревал, что он получил двойную дозу кокаина.

Фельдмаршал Эрвин Роммель

Фото из Федерального архива Германии

 

Когда Гитлеру стало лучше, ему передали материалы о причастности к заговору фельдмаршала Роммеля. Фюрер постановил: Роммель должен покончить с собой. 14 октября по поручению фюрера два генерала посетили замок в окрестностях Ульма, где Роммель выздоравливал после ранения. Через час они покинули замок, и взволнованный Роммель сказал жене, что его обвиняют в причастности к заговору, и Гитлер дал ему выбор – или яд, или «народный суд». Попрощавшись с женой и сыном, фельдмаршал отвел в сторону адъютанта и сказал ему: «Альдингер, это конец». Он должен был отправиться с двумя генералами в Ульм и по пути принять яд, а через полчаса сообщат о смерти фельдмаршала в результате несчастного случая. Его похоронят со всеми почестями, семью не подвергнут преследованиям. Адъютант посоветовал Роммелю не сдаваться, но тот ответил, что это невозможно: местность окружена эсэсовцами, и линия связи с войсками отключена.

В 13.05 в кожаной куртке командира «Африканского корпуса» и с фельдмаршальским жезлом в руке Роммель выехал со своими спутниками в госпиталь в Ульме и по дороге проглотил яд. Согласно официальному медицинскому заключению, смерть наступила в результате закупорки кровеносных сосудов, вызванной повреждениями черепа при ранении. Лицо покойника, по словам родственников, выражало «холодное презрение».

 

2

 

Отто Скорцени, активный участник Арденнской операции

К концу сентября Гитлер потерял трех союзников – Финляндию, Румынию и Болгарию. В октябре обозначился еще один перебежчик: Хорти, венгерский адмирал без флота, правитель королевства без короля, послал своих представителей в Москву для заключения перемирия. Советские войска были в 150 километрах от венгерской столицы. Поскольку любые секреты в Будапеште обычно громко обсуждались в кафе, Гитлер знал о переговорах. Пока венгерская делегация выторговывала в Москве выгодные условия, фюрер направил в Венгрию своего любимца Отто Скорцени с заданием вернуть ее лидеров на путь истинный. Сделал он это с минимальным кровопролитием в результате операции под названием «Микки Маус». Скорцени похитил сына Хорти, завернул его в ковер и отвез в аэропорт. Затем он захватил крепость, где жил и правил венгерский диктатор, при этом обошелся одним десантным батальоном. Операция была проведена за полчаса, потери составили семь человек.

Неделю спустя фюрер восторженно встретил своего любимца в «Волчьем логове». Его развеселил рассказ о похищении молодого Хорти. Когда Скорцени поднялся, чтобы уйти, Гитлер остановил его: «Теперь я хочу дать вам самое важное задание». Он сообщил о предстоящем наступлении в Арденнах. Скорцени, сказал он, предстоит сыграть ведущую роль: подготовить диверсантов в американской форме. Они захватят мосты через стратегически важные водные преграды, будут сеять панику, отдавать ложные приказы.

К этому времени Йодль представил Гитлеру план наступления, получивший кодовое название «Вахта на Рейне». Он предусматривал введение в действие трех армий в составе 12 танковых и 18 пехотных дивизий. «Вахта на Рейне» была основана на двух предпосылках: полная внезапность и ненастная погода, исключавшая применение союзной авиации. Целью операции был разгром более тридцати американских и английских дивизий. Предполагалось, что в результате столь ошеломляющего поражения Запад запросит сепаратного мира. После его заключения все немецкие войска смогут объединить свои действия против Красной Армии.

Были приняты строгие меры обеспечения секретности: название операции менялось каждые две недели, запрещено было говорить о ней по телефону, все документы пересылались курьерами, у которых взяли подписку о неразглашении тайны.

Руководство операцией было поручено фельдмаршалу Моделю. Рундштедт предложил свой план, сводившийся к массированной атаке силами двадцати дивизий на фронте в 65 километров. Гитлер в ответ прочел целую лекцию о Фридрихе Великом, который громил противника, вдвое превосходившего его войска по численности. «Почему вы не изучаете историю?» – издевательским тоном обращался фюрер к своим генералам. Его глаза сияли, это был Гитлер прежних времен, полный уверенности в себе. В результате этого наступления, уверял он, «произойдет непредсказуемое историческое событие: союз врагов рейха распадется»!

10 ноября Гитлер подписал приказ о подготовке к наступлению в Арденнах. Он дал ясно понять, что эта операция– последняя ставка в большой игре, в которой решается судьба Германии. Тон его директивы вызвал возражения у некоторых военачальников. Узнав об этом, фюрер решил выехать на фронт. Но внезапно обострились все его болезни. Голос у него охрип, и при осмотре профессором ван Айкеном на правой голосовой связке был обнаружен полип. Гитлер стал сварливым и подавленным, посетителей принимал в постели, выглядел бледным, осунувшимся. Морель был вынужден делать ему многочисленные уколы.

Гитлеру советовали взять краткосрочный отпуск, прежде чем совершить утомительную и опасную поездку на Западный фронт. Но фюрер был одержим идеей вдохновить людей, которым предстояло пройти тяжелое испытание. 20 ноября он с большой группой сопровождающих покинул ставку. Гитлер, очевидно, сознавал, что больше никогда не вернется в «Волчье логово», но дал указание продолжать строительные работы. Поезд отправился на рассвете, чтобы прибыть в Берлин с наступлением темноты. Гитлер долго сидел в своем купе с занавешенными окнами. Наступило время обеда, и он прошел в вагон-ресторан. Траудль Юнге никогда не видела фюрера таким рассеянным. Говорил он шепотом, смотрел только в тарелку или с преувеличенным вниманием разглядывал пятно на скатерти. Он сообщил, что профессор ван Айкен настаивает на операции по удалению горлового полипа.

Несколько дней после операции Гитлер не появлялся на людях. Потом явился на завтрак, явно нуждаясь в компании. Все погасили сигареты, открыли окна. Говорил он шепотом, объясняя, что таково предписание врача. Другие невольно тоже перешли на шепот. «Уши у меня хорошие, и нет нужды щадить их», – мягко сказал фюрер, и все рассмеялись.

Гитлер с жаром включился в работу. 7 декабря он одобрил окончательный план Арденнского наступления, почти совпадавший с его первоначальным вариантом. В пивных залах и ресторанах распускались ложные слухи, чтобы дезинформировать агентов противника.

Подполковник Отто Скорцени, имевший больше власти, чем некоторые генерал-полковники, подготовил своих «американцев». Добровольцы прошли курс армейского сленга, учились действовать в тылу противника.

11 декабря подготовка к операции закончилась. Железнодорожные службы рейха совершили чудо – тайно перевезли войска и технику в район сосредоточения. В этот день Гитлер перевел свою ставку в окрестности средневекового замка Цигенберг. Это было «Орлиное гнездо», где размещался командный пункт управления войсками во время вторжения на Запад в 1940 году. Фюрер и его приближенные расположились в глубоких подземных бункерах. В тот же день Гитлер провел совещание, на которое были приглашены командиры войсковых соединений. По прибытии генералы сдавали гестаповцам свое личное оружие и портфели.

За узким столом сидели фюрер, Кейтель, Йодль, Модель, Рундштедт и генерал-лейтенант фон Мантейфель. Последний был чемпионом Германии по пятиборью, ему предстояло командовать самой мощной из трех армий. Больше часа Гитлер читал шестидесяти генералам лекцию о Фридрихе Великом, истории Германии и национал-социализме, а затем объявил политические мотивы решения о генеральном наступлении. «Осенний туман»– таково было его окончательное кодовое название – должен был начаться 15 декабря в 5.30. Командиры дивизий слушали Гитлера в благоговейном молчании, пораженные грандиозностью замысла и энергией фюрера. Однако Мантейфель, сидевший почти рядом с ним, не мог не обратить внимание на нездоровый цвет лица и дрожащие руки фюрера. В заключение Гитлер заявил: «Битву надо будет вести со всей жестокостью, сопротивление противника должно быть сломлено. В этот самый серьезный для отечества час я требую от каждого моего солдата храбрости и еще раз храбрости. Враг должен быть разбит – теперь или никогда! Германия будет жить!»

На следующий день, 12 декабря, он повторил те же призывы перед другой группой боевых командиров. Наступление было перенесено еще на одни сутки – 16 декабря. Это, сказал Гитлер, окончательная дата при условии, если погода не позволит подняться в воздух авиации противника.

 

3

 

Немецкое наступление во время Арденнской операции 16-25 декабря 1944

В Арденнах ночь с 15 на 16 декабря была холодной и спокойной. Фронт протяженностью в 150 километров удерживался шестью американскими дивизиями, три из которых были свежие и три – изрядно потрепанные в предыдущих боях. Это был так называемый «фронт-призрак», где в течение более двух месяцев ничего не происходило. В эту ночь никто не ожидал немецкой атаки. Вечером английский фельдмаршал Монтгомери категорически заявил, что немцы «не могут организовать крупную наступательную операцию», и даже спросил командующего объединенными силами союзников, американского генерала Эйзенхауэра, есть ли у него возражения, если на следующей неделе он съездит в Англию.

Три немецких армии – 250 тысяч человек и тысячи машин – были скрытно выдвинуты на исходные рубежи. Лязг гусениц заглушался низко летевшими самолетами. К полуночи все было готово к началу наступления. Солдаты дрожали от холода, но с энтузиазмом слушали послание фельдмаршала фон Рундштедта, смысл которого сводился к одному: «Вперед, к победе!»

В 5.30 по всему «фронту-призраку» началось извержение огня и дыма. Рвались мины, шипели ракеты, ревели «Юнкерсы-88», грохотали сотни танков, а тяжелые орудия, установленные на железнодорожных платформах, обрушили на позиции американцев шквал артиллерийского огня.

Через час наступила зловещая тишина. Потом, как призраки, перед американцами возникли одетые в белое, почти невидимые на снегу фигуры... С востока появились самолеты, летящие с невероятной скоростью. Это были первые немецкие истребители с реактивными двигателями – то самое «чудо-оружие», о котором уже не раз упоминал Гитлер.

Мощная атака застигла союзников врасплох. Особого успеха немцы добились на севере, прорвав фронт американцев. Через прорыв двинулись войска, поддержанные танками, самоходно-артиллерийскими установками и броневиками. Однако командующий американской армией генерал Омар Брэдли заверил Эйзенхауэра, что это просто «атака локального масштаба». Эйзенхауэр, однако, не соглашался, считая, что «вряд ли немцы начали бы местную атаку на наше самое слабое место», и приказал Брэдли послать на помощь подвергшимся внезапному удару войскам две танковые дивизии.

Гитлер был в восторге от такого развития событий. Поздно вечером он позвонил генералу Бальку, командующему группой армий «Б», стоявшей южнее Арденн, и сообщил ему о блестящем успехе. «Отныне – ни шагу назад, сегодня мы идем только вперед!» Погода была словно на заказ: туман, дымка, изморозь. Немцы развивали успех, достигнутый в результате внезапного удара. 18 декабря в «Орлином гнезде» Гитлер узнал, что войска Мантейфеля открыли дорогу на Бастонь. Он чувствовал себя так хорошо, что совершил короткую прогулку на свежем воздухе и настолько взбодрился, что решил делать это каждый день.

За два дня союзники потерпели серию катастрофических неудач. На заснеженных высотах по крайней мере 8 тысяч американцев попали в «мешок». После Филиппин это была самая крупная в истории сдача американцев в плен.

Всего лишь семь «джипов» с диверсионными группами Скорцени сумели прорваться в тыл союзников, но они поработали на славу. Командир одной группы направил по ложному маршруту целый американский полк, его люди меняли указатели и резали телефонные провода. Другая команда изобразила страшную панику и заразила ею колонну американцев, которые обратились в беспорядочное бегство. Третья команда перерезала линию связи, соединявшую штаб Брэдли с его заместителем генералом Ходжесом.

Но самый большой ущерб союзным войскам нанесли диверсанты, захваченные в плен. Когда они рассказали американскому офицеру разведки о своей задаче, по радио было передано сообщение, что в тылу действуют тысячи немецких диверсантов, переодетых в американскую форму. 20 декабря полмиллиона американцев по всем Арденнам допрашивали друг друга на одиноких дорогах, в сосновых лесах и в покинутых деревнях. Ни пароли, ни солдатские книжки не принимались во внимание. Американцем считался только тот, кто мог без запинки назвать столицу штата Пенсильвания и сколько голов забил «король» бейсбола Бэйб Рут.

В Париже паника достигла своего пика. Прошел слух, что приземлились немецкие парашютисты, переодетые в одежды священников и монахинь. По «признанию» схваченного диверсанта, они получили задание похитить Эйзенхауэра. Американская служба безопасности поверила этой фальшивке. Здание верховного штаба союзных войск было окружено колючей проволокой и охрана увеличена вчетверо. У ворот стояли танки, тщательно проверялись и перепроверялись пропуска... Двадцать восемь диверсантов Скорцени, устроившие такой переполох в тылу противника, стали героями операции.

К утру 21 декабря подвижная линия фронта приняла очертание гигантского выступа. В его середине, близ бельгийского города Бастонь, были полностью окружены американские войска под командованием бригадного генерала Энтони Маколифа. На предложение немецкого парламентера капитулировать он небрежно ответил: «Натс». (Американское жаргонное слово, означающее: «Вы чокнулись?») Этот краткий ответ помог поднять слабеющий боевой дух союзников. Бегство закончилось. Закончилась и «гитлеровская погода». На следующее утро в Арденнах ярко засветило солнце, и к полудню большие транспортные самолеты уже сбрасывали грузы окруженным союзным войскам в Бастони.

Прилив мог смениться отливом, но Гитлер не думал об этом. Танки Мантейфеля миновали окруженную Бастонь и были на подходе к реке Маас. Но сам Mантейфель встревожился: пехота далеко отстала. 24 декабря он позвонил в ставку фюрера и сообщил Йодлю, что у него оголен левый фланг. Он не может идти к Маасу и одновременно брать Бастонь, а поэтому он предложил повернуть на север вдоль Мааса и устроить американцам западню на восточном берегу реки. Но Гитлер отверг этот план, настаивая на форсировании Мааса и продвижении к Антверпену.

Фюрер был уверен в победе и на Рождество удивил близких, выпив стакан вина. В конце дня он отклонил очередную просьбу Мантейфеля прекратить атаки на Бастонь, хотя вырвавшаяся вперед танковая дивизия была отрезана американцами и несла большие потери. В «Орлином гнезде» шли споры. Йодль призвал Гитлера считаться с реальностью: «Мы не можем форсировать Маас, 2-я танковая дивизия находится под угрозой полного уничтожения. Армия Паттона открыла американцам с юга коридор к Бастони. Наступление остановлено». Гитлер издал новый приказ: Мантейфель поворачивает на северо-восток и обходит американцев с фланга в верхней половине выступа. «Мне надо перебросить в Арденны три свежие дивизии и по крайней мере 25 тысяч пополнения», – объявил фюрер. Раз противника не удалось стереть одним мощным ударом, как было запланировано, «Осенний туман» еще можно превратить в успешную битву на истощение. И это принесет Германии важную политическую победу».

Эти приказы были перехвачены разведывательной радиослужбой союзников и переданы Эйзенхауэру. Он понял, что наступление Гитлера выдохлось. Но контрразведка не знала, что между фюрером и назначенным им преемником произошла бурная ссора. Геринг заявил, что война проиграна и надо добиваться перемирия. С этой целью он предложил вступить в контакт с племянником шведского короля графом Бернадоттом, который, возможно, согласится выступить посредником. Реакция Гитлера была бурной. Он обвинил Геринга в трусости и предательстве и заявил, что запрещает ему делать какие-либо шаги в этом направлении. «Если вы нарушите мой приказ, я вас расстреляю», – пригрозил взбешенный фюрер. Удрученный рейхсмаршал рассказал об этом жене. «Это окончательный разрыв, – мрачно заметил Геринг. – Мне нет больше смысла ходить на ежедневные совещания. Он больше не верит мне».

 

4

 

Немцы называли это сражение Арденнским наступлением, для американцев это была «битва за выступ». 28 декабря началась ее третья, заключительная фаза. На совещании с военачальниками в этот день Гитлер признал, что положение отчаянное, но он не признает слова «капитуляция» и будет неуклонно идти к своей цели. Фюрер заявил, что будет драться, «пока чаша весов не склонится в нашу сторону», и поэтому 1 января начинает новое наступление под кодовым названием «Северный ветер».

Сосредоточение немецких войск южнее Арденн было проведено настолько скрытно, что противник даже не послал в этот район разведывательные самолеты. Гитлер по этому поводу с сарказмом заметил: «Возможно, некоторые про себя возражают, сомневаются, удастся ли наступление. Господа, такие же возражения я слышал в 1939 году. Мне письменно и устно утверждали, что это невозможно. Даже зимой 1940 года меня предостерегали, что нам этого нельзя делать, лучше оставаться за Западным валом. Что произошло бы, если бы мы так и сделали? Сейчас перед нами похожая ситуация».

Фельдмаршал Рундштедт имел неосторожность посоветовать Гитлеру отменить операцию «Осенний туман» и отступить, пока противник не перешел в контрнаступление. Фюрер вспылил. Как только начнется «Северный ветер», наступление в Арденнах возобновится, заявил он. Страстное выступление фюрера произвело впечатление на слушателей, хотя все заметили его дрожащую левую руку и болезненный вид. «Тем временем Модель закрепит свои позиции и перегруппирует силы для новой попытки, – продолжал Гитлер. – Он также проведет еще одну мощную атаку на Бастонь. Прежде всего мы должны взять Бастонь». К полуночи к городу подтянулись несколько танковых и пехотных дивизий.

«Военные качества – это не упражнения на ящике с песком, – говорил Гитлер на следующий день генеральному инспектору бронетанковых войск генералу Томале. – В конечном счете они проявляются в умении держаться, в упорстве и решимости. Это решающий фактор в любой победе. Гениальность – абстрактное понятие, если она не основана на настойчивости и фанатичной решимости. Это самое главное в человеке». Мировую историю, продолжал он, может делать только одержимый человек. «Никто не живет вечно. Вопрос в том, кто дольше продержится. Тот, кто ставит на кон все, должен продержаться дольше. Если Америка уступит, ничего с ней не случится. Нью-Йорк останется Нью-Йорком. Но если мы сегодня скажем: все, с нас хватит, Германия прекратит существование». Поэтому так упрямо Гитлер продолжал войну, которая по существу была уже проиграна. Для этого азартного игрока надо было продолжать борьбу, даже если шанс на успех был один из тысячи. То, что другому человеку показалось бы чистым безумием, для фюрера, с его одержимостью, было совершенно логично.

Его главный пропагандист не был таким оптимистом, по крайней мере, в своем кругу. На новогодней вечеринке, где присутствовал и знаменитый летчик Ганс Ульрих Рудель, Йозеф Геббельс насмешливо заметил, что его пост – уполномоченный рейха по мобилизации усилий для тотальной войны – совершенно не нужен. «Теперь нечего мобилизовывать, – сказал рейхсминистр пропаганды, – все, в том числе цветочные магазины, закрыты английскими бомбардировщиками». Геббельс повернулся к Хайнцу Руку, который еще в первый год правления Гитлера предупреждал, что многие штурмовики недовольны компромиссом фюрера с шовинистами и такой компромисс приведет к гибели национал-социализма. В то время Геббельс с негодованием отрицал это. На сей раз он меланхолично сказал Руку: «Тогда, в 1933 году, мне надо было серьезнее отнестись к вашим словам». Почти все согласились с тем, что конец близок. Только Рудель утверждал, что новое секретное оружие Гитлера принесет Германии победу.

В полночь началась операция «Северный ветер». На позиции 7-й американской армии, стоявшей у границ Северного Эльзаса, обрушились восемь немецких дивизий. На севере, в Арденнах, оборонительные линии союзников накрыл огненный вал.

Бой в лесу во время Арденнской операции

Фото из Федерального архива Германии

 

Через пять минут после начала нового немецкого наступления по всей Германии по радио была передана речь Гитлера. Германия, заявил он, возродится, как Феникс, и победит. Последний в своей жизни Новый год фюреру пришлось встречать в бункере, где собралось и его ближайшее окружение. Шампанское создало непринужденную атмосферу, но особого оживления было. Больше всех был возбужден фюрер. Он предсказал большие успехи Германии в 1945 году. Постепенно все заразились его энтузиазмом...

В 4.35 Гитлер покинул компанию, чтобы узнать первые итоги нового зимнего наступления. Началось оно удачно, но английская служба радиоперехвата срочно передала полученные сведения в штаб союзных войск. Эйзенхауэр принял ответные меры, и немцам удалось продвинуться всего лишь на 25 километров.

В Арденнах союзники перешли в контрнаступление 3 января 1945 года, рассчитывая массированными атаками с севера и юга расчленить громадный выступ, образованный вклинившимся в их оборону противником. Немцы дрались отчаянно, и американцы продвигались медленно. Густой туман исключил возможность использования авиации и ограничивал эффективность артиллерии. На покрытых льдом дорогах танки и самоходные орудия буксовали и нередко сталкивались друг с другом.

Для наблюдения за ходом контрнаступления из Англии прилетел Черчилль. 6 января он встретился с Эйзенхауэром. Оба были озабочены медленным ходом операции. Нельзя ли, спросил Эйзенхауэр, попросить помощи у русских, чтобы они отвлекли немцев? Черчилль в тот же день написал Сталину. Ответ из Москвы пришел быстро. Крупномасштабное наступление, писал Сталин, начнется не позднее второй половины января.

В то же время атаки союзников с севера и юга набирали силу, и 8 января Гитлер с тяжелым сердцем дал согласие на отвод войск с западной половины выступа. Это было концом великой мечты фюрера. Речь теперь шла только о том, как избежать нового Сталинграда.

9 января Гудериан посетил «Орлиное гнездо» и еще раз предупредил Гитлера, что Красная Армия готовит массированное наступление. Начальник штаба вермахта принес с собой карты и документы, подготовленные разведывательной службой Гелена, с рекомендацией немедленно вывести войска из Восточной Пруссии, иначе Берлин будет в опасности. Ознакомившись с материалами, Гитлер назвал их «совершенно дурацкими» и приказал Гудсриану отправить их автора в сумасшедший дом. Гудериан не сдержался. «Их автор – генерал Гелен, один из лучших в моем штабе, – сказал он. – Если вы хотите отправить генерала Гелена в сумасшедший дом, поступите так же со мной!» Гитлер успокоился и заверил Гудериана, что на Восточном фронте достаточно резервов. Но Гудериан придерживался иного мнения. «Восточный фронт – это карточный домик, – сказал он. – Если фронт будет прорван в одном месте, все остальное рухнет, потому что двенадцать с половиной дивизий – слишком маленький резерв на такой протяженный фронт». Но Гитлер был непреклонен. Он отказался перебросить резервы из Арденн, где, на его взгляд, еще теплилась надежда на успех. «Восточный фронт, – сказал фюрер в заключение, – должен обходиться наличными силами». Гудериан ушел в мрачном настроении. Он знал, что в случае крупного советского наступления ослабленный фронт будет прорван.

Через три дня Сталин сдержал свое слово. Почти 3 миллиона советских войск атаковали 750 тысяч плохо вооруженных немцев на фронте протяженностью 650 километров от Балтики до середины Польши. Поддержанные большим количеством артиллерии и, казалось, неиссякаемыми потоками танков «Сталин» и Т-34, полчища красных пехотинцев начали штурмовать слабую систему обороны Гудериана. Хотя погода не позволяла наступающим использовать авиацию, к концу дня русские продвинулись на 20 километров. Германия оказалась зажатой с востока и запада. В тот же день важная победа была достигнута и в Арденнах: соединились американские войска, наступавшие с севера и юга.

В середине января Гитлер отправился из «Орлиного гнезда» в свою новую, берлинскую, ставку. Внешне он не казался подавленным, даже посмеялся вместе с другими, когда кто-то пошутил, что Берлин сейчас – самое удобное место для ставки, так как можно на метро съездить и на Западный, и на Восточный фронт.

В арденнском выступе к 16 января в окружении оказалась 20-тысячная немецкая группировка. Правда, победа союзников была омрачена ссорой между американцами и англичанами, вызванной заявлением фельдмаршала Монтгомери, что американцев спасли английские войска. Американцы, естественно, были возмущены, тем более, что именно их войска вынесли главную тяжесть Арденнского сражения. Узнав об этом, Гитлер был в восторге: сбывается его мечта вбить клин между союзниками...

17 января начался повальный отход армии Мантейфеля. Отступающие колонны несли большие потери от ударов авиации и артиллерийского огня. Арденнское сражение закончилось, оставив после себя две разоренные страны, разрушенные дома и фермы и более 75 тысяч трупов. Мало кто из уцелевших теперь верил в возможность победы Германии.

rushist.com

Арденнская операция | Военная история

Говорят что раз на раз не приходится и история говорит о правильности этог выражения. Зимой 1944 года дольф Гитлер решил повторить "подвиг" немецких вооруженных сил ударивших по союзникам в 1940 году с Арденнского направления.

Подготовка операции

16 сентября 1944 года Гитлер издал приказ, требующий от всех войск на Западе «фанатической решимости». Американцы подошли к германской границе, а южнее Ахена даже пересекли ее. «С нашей стороны какие-либо крупномасштабные операции проводиться не могут. Единственное, что нам остается, – это удержать свои позиции или погибнуть».

Казалось, фюрер призывает лишь к обороне отечества, но это была уловка с целью ввести в заблуждение противника, который, как опасался Гитлер, имел шпиона в его ставке. После окончания совещания фюрер пригласил в свой кабинет Кейтеля, Йодля и представителя люфтваффе генерала Крайпе.

Пока они терялись в догадках, какой сюрприз им готовит фюрер, вошел хозяин кабинета – ссутулившийся, бледный, заметно сдавший после третьего мини-инфаркта. Его глаза слезились и были мутными, челюсть отвисла.

Йодль коротко доложил обстановку: надежных союзников у Германии нет – одни перебежали, другие собираются сделать это. Хотя в вермахте под ружьем свыше 9 миллионов человек, за последние три месяца потери составили 1,2 миллиона, почти половина из них на Западном фронте. На Востоке наступило относительное затишье.

Советское наступление, по-видимому, выдохлось. «Но на Западе мы проходим серьезное испытание в Арденнах», – заключил Йодль. Это был холмистый район в Бельгии и Люксембурге, путь, которым немецкие войска шли к победе в первой мировой войне.

При слове «Арденны» Гитлер встрепенулся, поднял руку и крикнул: «Стоп!» Наступило молчание. Наконец он заговорил:

«Я принял важное решение. Я перехожу в наступление. Здесь – в Арденнах!» Фюрер ударил кулаком по карте. «Через реку Маас и далее – к Антверпену!»

Все уставились на него в изумлении. Плечи Гитлера распрямились, глаза засверкали, признаки тревоги и болезни исчезли. Это был динамичный Гитлер 1940 года.

В следующие несколько дней он был образцом прежней энергии, настаивал на подготовке плана решительного контрнаступления. Он издал приказы о создании новой танковой армии и наметил способы доставки в Арденны в абсолютной секретности 250 тысяч войск и тысячи танков.

8 октября состоялось новое совещание в ставке Гитлера. Разговор шел о том, как заставить западных союзников заключить сепаратный мир с Германией.

Успехи русских, заявил Гитлер, тревожат англичан и американцев, ибо не в их интересах радоваться этим успехам. Следовательно, потенциальная тяга их к сепаратному миру с рейхом не вызывает сомнения — нужно ее лишь усилить. На вопрос, как это сделать, Гитлер ответил, что успешное контрнаступление немецких войск на Западе может решить эту проблему…

11 октября Гитлер потребовал от начальника штаба оперативного руководства Йодля обеспечить прежде всего внезапность намеченных действий. 12 октября Рундштедту (с сентября 1944 г. он вновь командовал войсками вермахта на Западе) был послан приказ о необходимости концентрации новых резервов для отражения наступления союзников в направлении Рейна. А к приказу прилагался секретный план под условным названием «Вахта на Рейне».

В нем особо подчеркивался оборонительный характер планируемых действий, имеющих якобы целью помешать союзникам продвигаться к Рейну на рурском направлении. Почему «якобы»? Д

а потому что план «Вахта на Рейне» был предназначен для стратегической дезинформации союзников. Предоставив союзной разведке возможность ознакомиться с «секретным планом», Гитлер рассчитывал ввести союзное командование в заблуждение относительно своих действительных замыслов.10 ноября Гитлер подписал директиву на наступление. В ней говорилось:«Достижение цели операции — уничтожение сил противника севернее линии Антверпен, Брюссель, Люксембург — означало бы поворотный момент в войне на Западе, а тем самым, возможно, в войне в целом».В начале декабря на совещании командного состава войск, входивших в ударную группировку, Гитлер обратил внимание на особое значение наступления: успех должен быть равноценен событиям в Дюнкерке.

И он выразил свою уверенность в осуществлении нового и на этот раз рокового для союзников Дюнкерка. Ставка была сделана на поворот хода войны в пользу Германии.

К Гитлеру был вызван известный немецкий специалист по диверсиям Отто Скорцени.

В присутствии Кейтеля и Йодля он дал Скорцени особое задание: возглавить специальный отряд диверсантов из личного состава 150-й танковой бригады СС, одетых в форму союзных войск (2 тысячи человек), и на трофейных машинах в ходе наступления проникнуть в тыл противника, вызвать там панику, уничтожить штабы и узлы связи, захватить и удерживать мосты через реку Маас до подхода главных сил.

На подготовленном плане контрнаступления Гитлер начертал: «Изменению не подлежит».

Какою же была обстановка на Западном фронте в то время?

Немецкие войска к середине декабря 1944 г. занимали «линию Зигфрида» тремя группами армий. На правом крыле фронта оборонялась группа армий «X»: (25-я полевая и 1-я парашютная армии). В центре фронта развернулась группа армий «Б»: 15-я и 7-я полевые, 6-я танковая армия СС и 5-я танковая армии.

На левом крыле фронта в обороне находилась группа армий «Г» (1-я армия) и группа армий «Верхний Рейн» (19-я армия). Всего вермахт имел на Западном фронте 73 дивизии, в том числе 11 танковых, 29 дивизий фольксштурма — народного ополчения и 3 танковые бригады.

Англо-американские войска у «линии Зигфрида» располагались в следующем порядке. На правом крыле фронта в полосе шириной 280 км действовала 6-я группа армий: американская 7-я и французская 1-я армии. Войска французской 1-й армии севернее Страсбурга первыми 19 ноября достигли Рейна. В конце ноября в составе этой армии сражались 75 тысяч участников французского Сопротивления.

В центре фронта в полосе шириной 370 км оборонялась американская 12-я группа армий: 3, 1 и 9-я армии. В Арденнах в полосе шириной 115 км находился в обороне 8-й армейский корпус американской 1-й армии (три пехотные дивизии). В резерве корпуса имелась бронетанковая дивизия.На левом крыле фронта в полосе шириной 220 км развернулась английская 21-я группа армий: канадская 1-я и английская 2-я армии.

Всего англичане и американцы имели в Западной Европе 63 дивизии: 40 американских, 15 канадских и английских и 8 французских, — в том числе 15 бронетанковых дивизий и 10 бронетанковых бригад (4 тысячи танков) и почти 8 тысяч самолетов.Из немецких дивизий «многие не имели опыта боев или были недоукомплектованы». По численности личного состава немецкая пехотная дивизия не менее чем в два раза уступала дивизии союзников.Впоследствии, оценивая боеспособность созданной командованием вермахта ударной группировки, Рундштадт говорил:

«При высоком удельном весе танковых дивизий в них было мало танков — они существовали главным образом на бумаге».

Генерал Мантейфель, командовавший 5-й танковой армией, входившей в ударную группировку, утверждал после войны, что в обеих танковых армиях в действительности было не более 800 танков.

Замысел германского верховного командования состоял в следующем: воспользовавшись затишьем на Западном фронте, нанести сокрушающий удар в направлении на Льеж, по стыку англо-американских армий, разгромить американскую 1-ю армию, форсировать Маас, выйти в район Антверпена, прижать к морю американскую 9-ю, английскую 2-ю и канадскую 1-ю армии — устроить англо-американским союзникам второй Дюнкерк, но в отличие от 1940 года не дать им возможности эвакуироваться в Англию, а в итоге — принудить союзников к заключению сепаратного мира с Германией.

12 декабря 1944 г., за четыре дня до наступления, Гитлер выразил надежду:\

«Если последуют несколько сильных ударов, то в любой момент может случиться, что этот искусственно поддерживаемый фронт рухнет с потрясающим треском».

Главный удар намечалось нанести в районе Арденн — по самому слабому месту в обороне американских войск. Это направление вело к расчленению англо-американских войск и разгрому их по частям. Уверенность в успехе основывалась на том, что союзное командование явно недооценивало противника, полагая, что «немецкая армия находится в состоянии полного упадка.

Вальтер Модель

Нужно иметь в виду следующее.

В мировой истории еще не существовало коалиции из столь чужеродных элементов, преследующих столь различные цели, какую создали наши противники... Тот, кто внимательно следит за развитием событий, не может не видеть, что противоречия между нашими врагами с каждым днем все более усиливаются. 

Если теперь нанести по ним несколько мощных ударов, то в любой момент может случиться, что этот "единый", искусственно поддерживаемый фронт внезапно рухнет с оглушительным грохотом, подобным раскатам грома"».

Расстановка сил

Внезапность нападения часто компенсирует недостаток в силах и средствах. Так случилось и на Западе в декабре 1944 г.

Достигнуть внезапности нападения германскому верховному командованию помогла беспечность союзников. Они никак не ожидали, что немцы именно зимой станут проводить наступление в Арденнах. Считается что Эйзенхауэр меньше всего опасался за арденнский участок, считая, что наступать по труднопроходимой местности — дело чрезвычайно трудное, особенно зимой.

Но сам он вспоминал несколко иное:

"«Хотя при сравнении сил, вовлеченных с обеих сторон в Арденнское и Кассеринское сражение, последнее представляется просто стычкой, тем не менее между ними существует и некоторое сходство.

И тут и там это было наступление отчаявшихся; и тут и там противник воспользовался сильно укрепленными оборонительными позициями, чтобы сосредоточить силы для нанесения удара по коммуникациям союзников в надежде вынудить их отказаться от планов непрерывных наступательных операций.

Сколь ни внезапными были для нас время и сила этого удара, мы не ошибались ни относительно места его нанесения, ни относительно неизбежности такого шага со стороны противника. Более того, что касается общего реагирования на эти действия противника, то в данном случае у Брэдли и у меня имелся давно согласованный план ответных действий.»

Поэтому обеспечность этого участка была куда ниже, генерал Омар Брэдли писал:

"Если кто-либо переходит в наступление, он делает это с целью либо уничтожить войска противника, либо захватить местность. В последнем случае он либо хочет сам использовать выгодную местность, либо не дать противнику возможности использовать ее.

Ни одна из этих целей не могла быть достигнута в Арденнах. Нигде наши войска не были так растянуты, как на этом лесистом участке фронта; нигде на фронте союзников не было другого участка, лишенного в такой степени, как Арденны, промышленных ресурсов, коммуникаций и естественных рубежей, заслуживающих внимания …"

Прокол был в том, что англо-американские генералы недооценили немецкую наглость.

Для наступления с ограниченными целями, о которoм ведёт речь Брэдли, арденнский участок совершенно не годился, но задумка немцев была грандиознее - Рундштедт планировал расколоть в районе Арденн стратегический фронт союзников и выйти к бельгийскому порту Антверпен, надеясь поймать тем самым сразу двух зайцев - отрезать и окружить войска 21-й английской группы армий и лишить союзников порта, через который шли основные потоки грузов.

В высших штабах вообще не верили в возможность какого-либо немецкого наступления. Поэтому подготовленной обороны в Арденнах не было.

Этим и воспользовалось командование вермахта.

Немецкая разведка установила, что на арденнском направлении англо-американские союзники не имели крупных резервов. Лесистая пересеченная местность района Арденн позволяла скрытно сосредоточить ударную группировку.Все распоряжения отдавались только через офицеров связи. Производились ложные перегруппировки с целью создать впечатление, что происходит сосредоточение войск к северу от Арденн для прикрытия Рура.

Этой цели удалось достигнуть. В течение всего ноября в штабе Эйзенхауэра «упорно держались ошибочного взгляда, что немцы готовятся к отражению удара союзников в направлении на Рур».

На американских разведывательных картах была сделана отметка о том, что в Арденнах находятся всего лишь 4 пехотные и 2 танковые немецкие дивизии, и к тому же они были обозначены как движущиеся на север. В действительности же в Арденнах к началу наступления была сосредоточена ударная группировка в составе 21 дивизии, до 970 танков и штурмовых орудий и 800 самолетов

Боевой состав в целов выглядел так

На 16 декабря 1944 г. немецкие армии участвовавшие в наступлении имели следующий состав (с севера на юг):

6.SS-Panzerarmee ( всего 9 дивизий, в т.ч. 4 танковые )LXVII.AK ( 272.VD, 326.VD)I.SS-PzK ( 277.VD, 12.SS-PzD, 1.SS-PzD, 3.FjD, 12.VD )II.SS-PzK ( 2.SS-PzD, 9.SS-PzD )5.Panzerarmee ( всего 7 дивизий, в т.ч. 3 танковые )LXVI.AK ( 18.VD, 62.VD )LVIII.PzK ( 116.PzD, 560.VD )XXXXVII.PzK ( 2.PzD, 26.VD, PzLehr-D )7.Armee (всего четыре дивизии; LII корпус в наступлении не участвовал)LXXXV.AK ( 5.FjD, 352.VD )LXXX.AK ( 276.VD, 212.VD )Итого 20 дивизий, в том числе 7 танковых. С 16 декабря 1944 г. по 2 января 1945 г. из Резерва ОКВ и из состава соседней 15-й армии наступающей группировке были переданы:

16 декабря F?hrer-Begleit-Brig.20-22 декабря 15.PzGrD, 79.VD, F?hrer-Gren-Brig.24 декабря 9.PzDк 27 декабря 9.VD, 167.VD, 3.PzGrDИтого - шесть дивизий и две бригады. Всего с 16 декабря по 2 января немцы задействовали в наступлении 27 расчетных дивизий, в том числе 10 танковых и моторизованных.

На 15 декабря 12-я американская группа армий имела следующий состав (выделены корпуса и дивизии задействованные в отражении немецкого удара):

94th ID, 11th ArmD9th Army (всего 7 дивизий, в том числе 2 бронетанковые)30th IDXIII Corps (84th ID, 102nd ID, 7th ArmD)XIX Corps (29th ID, 2nd ArmD)XVI Corps (75th ID)1st Army (всего 14 дивизий, в том числе 3 бронетанковые)VII Corps (1st ID, 9th ID, 83rd ID, 104th ID, 3rd ArmD, 5th ArmD)V Corps (2nd ID, 8th ID, 78th ID, 99th ID)VIII Corps (4th ID, 28th ID, 106th ID, 9th ArmD)3rd Army (всего 11 дивизий, в том числе 3 бронетанковые)42nd IDIII Corps (26th ID, 6th ArmD)XX Corps (5th ID, 90th ID, 95th ID, 10th ArmD)XII Corps (35th ID, 80th ID, 87thID, 4th ArmD)Итого 34 дивизии, в том числе 9 бронетанковых.

С американской стороны участок немецкого наступления оборонял VIII армейский корпус в составе 106th ID, 28th ID, 9th ArmD, 4th ID. В ходе боев американцы усилили свою группировку семью танковыми дивизиями (2nd, 3rd, 4th, 6th, 7th, 10th, 11th), тринадцатью пехотными дивизиями (1st, 2nd, 5th, 9th, 26th, 30th, 35th, 75th, 80th, 83rd, 84th, 87th, 99th) и двумя воздушно-десантными дивизиями (82nd & 101st).

Всего в отражении немецкого наступления приняли участие 26 дивизий, в том числе восемь бронетанковых. Правда, часть американских дивизий в ходе боев были выведены в тыл или переданы на неактивные участки фронта. 26 декабря в XX корпус, в район Саара, передаётся 10-я танковая, 31 декабря в резерв главного командования выводят 9-ю танковую.

Карты боёв в Арденнах:16-26 декабря 1944 г.

26 декабря 1944 г. - 16 января 1945 г.

Расшифровка сокращенных названий соединений:

ID Infantry Division пехотная дивизияArmD Armoured Division бронетанковая дивизия

PzD Panzer-Division танковая дивизияPzGrenD Panzer-Grenadier-Division танко-гренадёрская (=моторизованная) дивизияFjD Fallschirmj?ger-Division парашютная дивизияVD Volksgrenadier-Division народно-гренадёрская дивизияPzLehrD Panzer-Lehr-Division «учебная» танковая дивизия

F?hrer-Begleit-Brigade бригада конвоя фюрера (танковая)F?hrer-Grenadier-Brigade бригада гренадёр фюрера (танковая)

Арденское наступлене вермахта

Немецкое наступление началось 16 декабря силами 6-й танковой армии СС, 5-й танковой армии и 7-й полевой армии, объединенных в группу армий "Б" (командующий фельдмаршал В.Модель).

Застигнутые врасплох американские войска пришли в полное замешательство и не смогли в первые дни оказать серьезного сопротивления. Началось беспорядочное отступление, превратившееся на ряде участков в паническое бегство. 

Эйзнхауэр писал так:

"Генерал Брэдли прибыл 16 декабря 1944 года в мой штаб, чтобы обсудить возможности преодоления острой нехватки пополнения пехоты.

Едва он вошел ко мне в кабинет, как появился офицер штаба, чтобы доложить о незначительном вклинении противника в нашу оборону на фронте 8-го корпуса генерала Миддлтона и на правом фланге 5-го корпуса генерала Джероу в районе Арденн. Офицер нанес эти участки на мою оперативную карту, и мы с Брэдли стали анализировать возможные последствия активности противника.

Я был убежден, что это наступление не местного характера; было бы нелогично для противника предпринимать попытку небольшого наступления в Арденнах, если, конечно, оно не являлось его отвлекающим маневром с целью привлечь наше внимание к этому участку в то время, как он нанесет сильный удар где-то в другом месте.

Такую возможность мы исключали. На других участках фронта либо мы были настолько сильны, что немцы не могли надеяться на успех своего наступления, либо там не было достаточно важных объектов, которыми он захотел бы овладеть.

К тому же нам стало известно, что в последние дни численность немецких войск в Арденнах постепенно увеличивалась. Именно через этот район в 1940 году немцы предприняли крупное наступление, в результате которого изгнали английские войска с континента, а Францию вывели из войны. Тогда наступлением руководил все тот же фон Рундштедт, который и на этот раз был здесь командующим.

Возможно, что он надеялся повторить успех, которого добился здесь более четырех лет назад. Мы все время считали, что, прежде чем признать свое окончательное поражение на Западе, немцы попытаются предпринять там отчаянное контрнаступление. Мне и Брэдли казалось вполне возможным, что именно такого рода операцию они и начали здесь."

 

"Утром 17 декабря 1944 года стало ясно, что немцы начали крупное наступление.

Они прорвали нашу оборону на фронте 106-й и 28-й дивизий. В штаб стали поступать противоречивые донесения, но было очевидно, что противник, используя значительное число танковых соединений, быстро продвигается в западном направлении. Все наши разведывательные службы продолжали работать без устали, и вскоре у нас сложилась довольно полная картина относительно силы немецкого удара.

Для наступления фон Рундштедт сосредоточил три армии — 5-ю и 6-ю танковые и 7-ю общевойсковую, -они включали в себя десять танковых и мотопехотных дивизий, а в целом вражеская группировка состояла из двадцати четырех дивизий со средствами поддержки.

Некоторые из этих сведений мы получили несколько позднее в ходе сражения, однако к вечеру 17 декабря наша разведка обнаружила семнадцать дивизий. Таким образом, вполне вероятно, что в операции участвовало по меньшей мере двадцать дивизий.

В двух важных аспектах противник добился определенной внезапности. Первым из них был выбор времени наступления. Принимая во внимание тяжелые поражения, которые мы нанесли противнику в конце лета и осенью 1944 года, и те чрезвычайные меры, которые он должен был предпринять, чтобы сформировать новые соединения, мы считали, что он не сможет подготовиться к крупному наступлению в столь короткие сроки.

Второй неожиданностью для нас явилась та сила, с какой он начал наступление. Мобильным резервом была 6-я танковая армия — свежее и мощное недавно прибывшее на фронт из Германии объединение, след которого мы потеряли некоторое время назад; однако 7-ю и 5-ю танковую армии мы уже изрядно потрепали в предыдущих боях."

 

Союзники решили немедленно подтянуть свои резервы. В числе тех резервов Союзников, которые можно было использовать почти немедленно, находился 18-й воздушно-десантный корпус под командованием генерала Риджуэя, размещённый недалеко от Реймса.

Американские танкисты наблюдают из своего танка М4 «Шерман» за пролетающими транспортными самолетами C-47 «Скайтрейн».

В состав корпуса входили 82-я и 101-я воздушно-десантные дивизии, уже испытанные в боях соединения. Незадолго до этого они вели тяжелые бои в Голландии и ещё не полностью оправились. По приказу Эйзенхауэра 18-й корпус был немедленно передислоцирован на Арденны.

Эйзенхауэр писал:

«Недавно на театр военных действий прибыла американская 11-я бронетанковая дивизия, а 17-я воздушно-десантная дивизия находилась в Соединённом Королевстве, готовая отправиться на континент, 87-ю пехотную дивизию также можно было доставить в угрожаемый район в пределах приемлемых сроков. В английском секторе, далеко на севере, Монтгомери готовился к новому наступлению.

К этому времени он имел один корпус полного состава, не задействованный в операциях. Мы были уверены, что при наличии таких резервов на любое наступление, предпринятое немцами, мы можем в конечном счете эффективно ответить.»

101-я воздушно-десантная дивизия держала оборону в городе Бастонь — немецкая 5-я танковая армия неоднократно атаковала с разных направлений, но не смогла взять Бастонь. Оборона этого города серьёзно затрудняла наступление немцев, так как там пересекались семь главных дорог в Арденнах, которые были необходимы для снабжения немцев.

7-я американская танковая дивизия в течение 5 дней удерживала город Сен-Вит недалеко от бельгийско-германской границы на северном участке Арденнского выступа. Этот маленький город также был местом пересечения важных дорог в Арденнах — по плану немцы его рассчитывали взять в 18:00 вечера 17 декабря, но это удалось лишь 21 декабря.

Такие задержки для немцев были недопустимы. Американские войска отступили и оставили город, но оборона города Сен-Вит также сильно затормозила наступление немцев. Но зато союзники удержали Бастонь. Оборона обоих городов сбила темп немецкого наступления, и дала возможность союзникам перебросить в Арденны дополнительные войска.

Эйзенхауэр писал:

 

"Особого внимания заслуживают мужественные действия 7-й бронетанковой дивизии возле Сен-Вита. Когда эта дивизия двинулась в южном направлении, обстановка все еще оставалась далеко не ясной. Она шла с целью поддержать левый фланг 8-го корпуса и в конечном счете оказалась в полукольце окружения в Сен-Вите, примерно в пятнадцати милях южнее Моншау.

Сен-Вит был важным узловым пунктом в этом районе, и вражеские передовые части, пытавшиеся вырваться на запад, стремились овладеть им любой ценой. Здесь к 7-й бронетанковой дивизии присоединились остатки 106-й и 28-й дивизий, и они вместе упорно отбивали непрекращавшиеся атаки противника. Действия этой дивизии не только расстроили усилия немцев на севере, но и предотвратили быстрое окружение наших позиций у Моншау.

В итоге непрерывное и сильное давление немцев на 7-ю дивизию стало угрожать ей полным окружением. Немецкое наступление силами нескольких дивизий вынудило ее 20 декабря отойти на запад, в район севернее Сен-Вита. На следующий день 7-й бронетанковой дивизии было приказано отойти еще на некоторое расстояние, чтобы совместно с другими частями занять оборонительные позиции, которые теперь воздвигались на северной стороне образовавшегося выступа.

Однако упорная оборона этой дивизии в предыдущие дни не только серьезно нарушила план продвижения передовых частей противника, но и оказала исключительную помощь 2-й дивизии на важном участке у Моншау, пока ей на помощь не подошли 1-я дивизия под командованием бригадного генерала Клифта Аддруса и 9-я дивизия генерал-майора Луиса Крейга. Когда эти три испытанные в боях дивизии заняли там оборону, безопасность наших войск на северной стороне выступа практически была обеспечена."

Вид на руины бельгийского городка Санкт-Вит (St. Vith) во время арденнской операции.

19 декабря 1944 г. генерал Эйзенхауэр созвал совещание в Вердене, чтобы обсудить обстоятельства, сложившиеся в результате немецкого контрнаступления.

Ещё за неделю до этих событий, 12 декабря, генерал Паттон обсуждал возможность прорыва немцев с левого фланга своей армии в секторе Первой армии, в результате чего был разработан план контрнаступления 3-й армии на случаи подобной акции противника.

Но ресурсов у немцев не хватало.

Отто Скорцени писал:

"На дорогах царил необыкновенный хаос. Шедший впереди I танковый корпус не получил поддержки, а к 18 декабря у него закончилось горючее. Не было и речи о том, чтобы добраться до мостов через Маас".

Рузвельт 24 декабря пишет Сталину:

"Для того чтобы все мы могли получить информацию, важную для координирования наших усилий, я хочу дать указание генералу Эйзенхауэру направить вполне компетентного офицера из его штаба в Москву для обсуждения с Вами положения дел у Эйзенхауэра на западном фронте и вопроса о взаимодействии с восточным фронтом.

Мы будем сохранять полную секретность. Я надеюсь, что Вы встретитесь с этим офицером из штаба генерала Эйзенхауэра и обеспечите обмен с ним информацией, которая будет взаимно полезной. Положение в Бельгии неплохое, но мы вступили в такой период, когда нужно поговорить о следующей фазе.

Просьба дать скорый ответ на это предложение ввиду крайней срочности дела."

Черчилль 24 декабря тоже пишет Сталину:

"Черчилль-Сталину

Я не считаю положение на Западе плохим, но совершенно очевидно, что Эйзенхауэр не может решить своей задачи, не зная, каковы Ваши планы. Президент Рузвельт, с которым я уже обменялся мнениями, сделал предложение о посылке к Вам вполне компетентного штабного офицера, чтобы ознакомиться с Вашими соображениями, которые нам необходимы для руководства. 

Нам, безусловно, весьма важно знать основные наметки и сроки Ваших операций. Наша уверенность в наступлениях, которые должны быть предприняты русской армией, такова, что мы никогда не задавали Вам ни одного вопроса раньше, и мы убеждены теперь, что ответ будет успокоительным; но мы считаем, исходя из соображений сохранения тайны, что Вы скорее будете склонны информировать абсолютно надежного офицера, чем сообщать это каким-либо другим образом."

 

Наступление немцев начинало заступориваться.

Наступление вермахта захлебнулось у бельгийского города Селль (Celles) утром 25 декабря 1944 г. всего лишь в 6 км от реки Маас и моста в городе Динан. По иронии судьбы это был последний населенный пункт на пути к Маасу. Здесь было «острие» Арденнского выступа, то есть самая западная точка немецкого наступления в Арденнах.

Здесь 2-я немецкая танковая дивизия, наступавшая в авангарде 5-й танковой армии, попала в окружение у городка Селль. 2-ю немецкую танковую дивизию окружили 2-я американская и 11-я британская танковые дивизии.

Это был редкий случай в истории, чтобы в сражении столкнулись две дивизии противников с одинаковыми номерами.

К 25 декабря 1944 как стратегическая операция наступление немецких войск в Арденнах закончилось полным провалом. Они не выполнили даже тактических задач — не смогли захватить мосты через реку Маас, и даже не достигли самой реки. В основном это было связано с проблемами снабжения немецких войск топливом и боеприпасами.

Несмотря на приказы Гитлера продолжать наступление, немецкие войска начали отход.

Эйзенхауэр писал:

"Размах боев не снижался до 26 декабря, и из всех поступивших разведывательных донесений было ясно, что немцы собирались предпринять по меньшей мере еще одно крупное усилие, чтобы прорваться через нашу оборону в этом районе.

На юге Брэдли начал свое контрнаступление утром 22 декабря. Его войска продвигались крайне медленно, и их маневр затруднялся из-за сильных снежных заносов. Первоначальный удар был нанесен силами 3-го корпуса в составе 4-й бронетанковой, 80-й и 26-й пехотных дивизий. Бои приобрели затяжной характер, который явно был не по душе генералу Паттону.

Медленные темпы продвижения не давали каких-либо шансов на внезапный прорыв вражеской обороны. Генерал Паттон несколько раз звонил мне, чтобы выразить свое разочарование ходом боевых действий. На совещании в Вердене утром 19 декабря он намекал на быстрый успех и даже предсказывал, что войдет в Бастонь с ходу. Я отвечал ему, что до тех пор, пока его войска продвигаются, я вполне удовлетворен. Я ожидал, что из-за скверной погоды боевые действия развернутся именно так и что Паттон встретится только с оборонявшимися дивизиями немецкой 7-й армии.

23 декабря погода неожиданно улучшилась, и у нас появилась возможность использовать авиацию над районами [ боевых действий. Начиная с этого дня испытанные в боях экипажи самолетов наших тактических ВВС стали вновь бомбить наиболее уязвимые места в немецкой системе линий коммуникаций, наносили удары по вражеским колоннам на дорогах, выискивали и докладывали нам о каждом значительном передвижении сил противника.

Немцы, взятые в плен после начала действий авиации, с ужасом говорили о разрушениях, вызванных бомбардировкой союзников, и неизменно с горечью жаловались на беспомощность люфтваффе.

26 декабря Паттону наконец удалось прорваться в Бастонь, но сделал он это на узком участке силами левого фланга, что обеспечивало нам очень ненадежную связь с осажденным гарнизоном. Однако после 26 декабря вокруг этого города развернулись действительно тяжелые бои как для самого гарнизона, так и для войск, прорвавшихся к нему на выручку."

26 декабря, не дойдя шести килoметров до места исторической переправы Роммеля через Маас, в жестоком танковом бою была остановлена последняя наступавшая дивизия вермахта - 2-я танковая.

На случай, если бы она не остановилась, западный берег Масса обороняли, переброшенные сюда незадолго до того, четыре дивизии 30-го английского корпуса. После 26-го немцы начали потихоньку эвакуировать Арденнский выступ. Кризис операции миновал.

Уже с 22 декабря американцы вели частные наступательные операци на юге выступа, а 3 января началось общее наступление союзников с севера и с юга в общем направлении на Уффализ. Немцы оборонялись упорно. Англо-американцам потребовалось три недели, чтобы окончательно выдавить их на прежние позиции. Потери обеих сторон были, по масштабам второго фронта, довольно заметными.

 

Третье наступление и спор в штабе союзников

 

В ночь на 1 января 1945 г. силами 1-й и 19-й армий началось третье немецкое наступление,опеация "Северный ветер", но теперь — чтобы вновь обрести фактор внезапности — уже в Северном Эльзасе. За три дня наступления ударная группа 1-й армии продвинулась до 30 км.1 января 1945 г. более 900 немецких бомбардировщиков совершили массированный налет на аэродромы союзников в Западной Европе (Северная Франция, Бельгия и Голландия). На земле было уничтожено 200 самолетов. Немцы потеряли при этом 93 самолета.Кроме того, их авиация от огня своей же зенитной артиллерии потеряла еще 200 самолетов, когда они по ошибке пролетали над стартовыми площадками Фау-2.

 

Этот налет в еще большей мере осложнил стратегическую обстановку для союзных сил. В тот же день Эйзенхауэр приказал войскам оставить Северный Эльзас и Страсбург. Об этом важном решении командующий французской 1-й армией узнал только через 30 часов, так как отход держался в секрете даже от французской группы связи.

Командующий 1-й французской армией де Латтр де Тассиньи решил вопреки приказу не отводить левый фланг своей армии и взять на себя оборону Страсбурга. Глава временного правительства Франции де Голль одобрил эту инициативу и 2 января послал ему соответствующий приказ. На совещании в Версале 3 января Эйзенхауэр был вынужден уступить нажиму французов.

До 12 января в Эльзасе продолжались упорные бои в районе Страсбурга.

 

В то время, как в Арденнах происходило ожесточенное сражение, не менее жаркие схватки шли в высших штабах объединенных экспедиционных сил. Напряжение в отношениях между Эйзенхауэром и Монтгомери, возникшее с начала операции «Оверлорд», все более нарастало и теперь достигло апогея. Эйзенхауэр считал, что немецкие дивизии, прорвавшие фронт союзников и наступавшие в создавшемся выступе, понесли немалые потери, а их коммуникации растянуты. Он намеревался нанести по ним стремительный и мощный удар.

 

Он считал, что одновременный переход в наступление американской 3-й армии с южного фланга и американской 1-й армии, находившейся в то время под командованием Монтгомери, — с северного фланга создадут возможность окружения прорвавшихся немецких танковых армий и уничтожения их в образовавшемся арденнском выступе.

 

Однако Монтгомери на встрече с Эйзенхауэром 28 декабря заявил, что немцы еще в силах провести достаточно сильное контрнаступление на северной границе выступа.

Он предлагал "встретить этот возможный удар подготовленной обороной, обессилить наступающую группировку врага, а затем контрнаступлением американской 1-й армии нанести ей поражение."

Его идея заключалась в том, чтобы вытеснить противника обратно за «линию Зигфрида», тогда как Эйзенхауэр стоял за то, чтобы окружить прорвавшиеся немецкие дивизии и уничтожить их.

Монтгомери обещал начать наступление силами американской 1-й армии 1 января. Однако 30 декабря в штаб-квартиру Эйзенхауэра в Версале прибыл начальник штаба Монтгомери генерал Гинан. Он сообщил, что его шеф принял решение начать наступление не ранее 3 января. Это срывало все планы Верховного главнокомандующего.

Эйзенхауэр тут же написал резкое письмо Монтгомери.

В нем говорилось, что, если командующий 21-й группой армий не выполнит согласованное 28 декабря решение, он будет уволен. Но Монти продолжал упорствовать. В канун Нового года Гинан снова прилетел в Версаль. Он доложил, что Монтгомери не начнет наступления, пока не отразит ожидавшегося им немецкого удара против северного фланга союзников.

Получив это письмо, Монтгомери высокомерно спросил: «А кто меня заменит?» «Это уже обсудили, — ответил генерал Гинан. — Они хотят Алекса».

Он имел в виду английского фельдмаршала Александера, командующего союзными войсками в Италии. Монтгомери побледнел: об Александере он и забыл.

«Что же мне делать?» — спросил он. В ответ генерал протянул ему текст телеграммы: «Подпишите это».

Монтгомери прочитал текст и подписал его. В этой телеграмме Эйзенхауэру он просил его порвать его предыдущее письмо. Вслед за телеграммой он отправил в Версаль письмо. Он писал: «Вы можете положиться не меня и на все вверенные мне силы на сто процентов. Мы будем выполнять Ваш план».

Наступило 1 января.

Генерал Брэдли в соответствии с приказом Эйзенхауэра уже начал наступление 3-й армии в полосе 12-й группы армий. Монтгомери бездействовал.

Более того, он написал письмо Эйзенхауэру, в котором требовал передать ему руководство всеми сухопутными операциями, а все усилия объединенных сил союзников сосредоточить на северном направлении. Он даже подготовил проект соответствующей директивы, которую должен был подписать Эйзенхауэр.

3 января 1945 года англо-америанские войска от мелких контр-атак перешли в полномасштабное наступление на немецкие позиции. Тем не менее и к концу немецкого наступления в Арденнах союзные войска продолжали находиться в критическом положении

 

 

Немецкие солдаты ведут огонь из 20-мм зенитного орудия Flak 30 по наземной цели. Западный фронт, Арденнская операция.

Американский пилот капитан Лауэлл Смит (Lowell Smith) благодарит расчет зенитной пушки во время Арденнской операции.

Еще 21 декабря командующий союзными войсками генерал Д. Эйзенхауэр настойчиво просил правительства США и Англии обратиться к Советскому Союзу за военной помощью.

6 января 1945 года Уинстон Черчилль обратился к Верховному главнокомандующему ВС СССР Иосифу Сталину 5 янвпря

"Черчилль-Сталину

…3. Я только что вернулся, посетив по отдельности штаб генерала Эйзенхауэра и штаб фельдмаршала Монтгомери. Битва в Бельгии носит весьма тяжелый характер, но считают, что мы являемся хозяевами положения. Отвлекающее наступление, которое немцы предпринимают в Эльзасе, также причиняет трудности в отношениях с французами и имеет тенденцию сковать американские силы.

Я по-прежнему остаюсь при том мнении, что численность и вооружение союзных армий, включая военно-воздушные силы, заставят фон Рундштедта пожалеть о своей смелой и хорошо организованной попытке расколоть наш фронт и по возможности захватить порт Антверпен, имеющий теперь жизненно важное значение…

И 6 января

"На Западе идут очень тяжелые бои, и в любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы.

Генералу Эйзенхауэру очень желательно и необходимо знать в общих чертах, что Вы предполагаете делать, так как это, конечно, отразится на всех его и наших важнейших решениях. Согласно полученному сообщению наш эмиссар главный маршал авиации Теддер вчера вечером находился в Каире, будучи связанным погодой.

Его поездка сильно затянулась не по Вашей вине. Если он еще не прибыл к Вам, я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января и в любые другие моменты, о которых Вы, возможно, пожелаете упомянуть. Я никому не буду передавать этой весьма секретной информации, за исключением фельдмаршала Брука и генерала Эйзенхауэра, причем лишь при условии сохранения ее в строжайшей тайне.

Я считаю дело срочным."

Помощь СССР

Еще 21 декабря командующий союзными войсками генерал Д. Эйзенхауэр настойчиво просил правительства США и Англии обратиться к Советскому Союзу за военной помощью.

6 января 1945 года Уинстон Черчилль обратился к Верховному главнокомандующему ВС СССР Иосифу Сталину 5 янвпря

"Черчилль-Сталину

…3. Я только что вернулся, посетив по отдельности штаб генерала Эйзенхауэра и штаб фельдмаршала Монтгомери. Битва в Бельгии носит весьма тяжелый характер, но считают, что мы являемся хозяевами положения. Отвлекающее наступление, которое немцы предпринимают в Эльзасе, также причиняет трудности в отношениях с французами и имеет тенденцию сковать американские силы.

 

Я по-прежнему остаюсь при том мнении, что численность и вооружение союзных армий, включая военно-воздушные силы, заставят фон Рундштедта пожалеть о своей смелой и хорошо организованной попытке расколоть наш фронт и по возможности захватить порт Антверпен, имеющий теперь жизненно важное значение…"

И 6 января

"На Западе идут очень тяжелые бои, и в любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы. Генералу Эйзенхауэру очень желательно и необходимо знать в общих чертах, что Вы предполагаете делать, так как это, конечно, отразится на всех его и наших важнейших решениях. Согласно полученному сообщению наш эмиссар главный маршал авиации Теддер вчера вечером находился в Каире, будучи связанным погодой.

Его поездка сильно затянулась не по Вашей вине. Если он еще не прибыл к Вам, я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января и в любые другие моменты, о которых Вы, возможно, пожелаете упомянуть. Я никому не буду передавать этой весьма секретной информации, за исключением фельдмаршала Брука и генерала Эйзенхауэра, причем лишь при условии сохранения ее в строжайшей тайне.

Я считаю дело срочным."

7 января Сталин ответил:

"Сталин-Черчиллю

Получил вечером 7 января Ваше послание от 6 января 1945 года.К сожалению, главный маршал авиации г-н Теддер еще не прибыл в Москву.

Очень важно использовать наше превосходство против немцев в артиллерии и авиации. В этих видах требуется ясная погода для авиации и отсутствие низких туманов, мешающих артиллерии вести прицельный огонь. Мы готовимся к наступлению, но погода сейчас не благоприятствует нашему наступлению. Однако, учитывая положение наших союзников на западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему центральному фронту не позже второй половины января. Можете не сомневаться, что мы сделаем все, что только возможно сделать для того, чтобы оказать содействие нашим славным союзным войскам."

9 января Черчилль ответил:

"Черчилль-Сталину

1. Я весьма благодарен Вам за Ваше волнующее послание. Я переслал его генералу Эйзенхауэру только для его личного сведения. Да сопутствует Вашему благородному предприятию полная удача!

2. Битва на Западе идет не так уж плохо. Весьма возможно, что гунны будут вытеснены из своего выступа с очень тяжелыми потерями. Это битва, которую главным образом ведут американцы; и их войска сражались прекрасно, понеся при этом тяжелые потери.

Мы и американцы бросаем в бой все, что можем. Весть, сообщенная Вами мне, сильно ободрит генерала Эйзенхауэра, так как она даст ему уверенность в том, что немцам придется делить свои резервы между нашими двумя пылающими фронтами. В битве на Западе согласно заявлениям генералов, руководящих ею, не будет перерыва."

12 января 1945, на 8 дней раньше намеченного срока, советские войска перешли в наступление на всем советско-германском фронте.

Немецкое командование вынуждено было окончательно отказаться от дальнейших попыток наступления на Западе и начать переброску сил оттуда на советско-германский фронт. Во второй половине января — начале февраля 1945 года на советско-германский фронт было переброшено 13 наиболее боеспособных дивизий, в том числе 6 танковых и моторизованных (6-я танковая армия СС), 800 танков и штурмовых орудий и другая боевая техника.

15 января Сталин писал Черчиллю:

"Сегодня имел беседу с маршалом Теддером и сопровождающими его генералами. Мне кажется, что взаимная информация получилась достаточно полная, о чем Вам, должно быть, доложит маршал Теддер. Должен сказать, что маршал Теддер произвел на меня очень хорошее впечатление. Несмотря на неблагоприятную погоду, наступление советских войск развивается по намеченному плану. Приведены в движение войска всего центрального фронта — от Карпат до Балтийского моря. Немцы бешено сопротивляются, но вынуждены отступать. Надеюсь, что это обстоятельство облегчит и ускорит намеченное генералом Эйзенхауэром наступление на западном фронте."

И Рузвельту:

"Сегодня, 15 января, имел беседу с маршалом Теддером и сопровождавшими его генералами. Как мне кажется, взаимная информация получилась достаточно полная. С обеих сторон были даны исчерпывающие ответы на поставленные вопросы. Должен сказать, что маршал Теддер производит самое благоприятное впечатление.

После четырех дней наступательных операций на советско-германском фронте я имею теперь возможность сообщить Вам, что, несмотря на неблагоприятную погоду, наступление советских войск развертывается удовлетворительно. \Весь центральный фронт, от Карпат до Балтийского моря, находится в движении на запад. Хотя немцы сопротивляются отчаянно, они все же вынуждены отступать. Не сомневаюсь, что немцам придется разбросать свои резервы между двумя фронтами, в результате чего они будут вынуждены отказаться от наступления на западном фронте. Я рад, что это обстоятельство облегчит положение союзных войск на западе и ускорит подготовку намеченного генералом Эйзенхауэром наступления.

Что касается советских войск, то можете не сомневаться, что они, несмотря на имеющиеся трудности, сделают все возможное для того, чтобы предпринятый ими удар по немцам оказался максимально эффективным."

17 января Черчилль-Сталину

"Я очень благодарен Вам за Ваше послание, и я очень рад, что маршал авиации Теддер произвел на Вас такое благоприятное впечатление. От имени Правительства Его Величества и от всей души я хочу выразить Вам нашу благодарность и принести поздравления по случаю того гигантского наступления, которое Вы начали на восточном фронте.

Вам, несомненно, теперь известны планы генерала Эйзенхауэра и в какой степени осуществление их было задержано превентивным наступлением Рундштедта. Я уверен, что на всем нашем фронте бои будут идти непрерывно. Британская 21-я армейская группа под командованием фельдмаршала Монтгомери начала сегодня наступление в районе к югу от Роермонда."

Рузвельт-Сталину

"Весьма благодарен за Ваше ободряющее послание от 15 января о Вашей беседе с маршалом авиации Теддером и о наступлении Ваших войск на советско-германском фронте. Подвиги, совершенные Вашими героическими воинами раньше, и эффективность, которую они уже продемонстрировали в этом наступлении, дают все основания надеяться на скорые успехи наших войск на обоих фронтах. Время, необходимое для того, чтобы заставить капитулировать наших варварских противников, будет резко сокращено умелой координацией наших совместных усилий.

Америка, как Вы знаете, прилагает большие усилия на Тихом океане, на расстоянии семи тысяч миль отсюда, причем я надеюсь, что скорый крах Германии позволит перебросить в район Тихого океана достаточные силы для быстрой ликвидации японской угрозы всем нашим союзникам."

Новое наступление союзников

К 15 января 1945 части 1-й и 3-й американских армий соединились к северу от Бастони в районе городов Уффализ и Новилль, тем самым ликвидировав более половины арденнского выступа. 12-й корпус 3-й армии совершил прорыв через реку Сюр в 03.30 утра 18 января без артиллерийской подготовки и застал противника врасплох. 101-ю парашютно-десантную дивизию передали в 6-ю группу армий.

Они потребовались для продолжения атаки на «кольмарский котел».

23 января 1-я армия освободила город Сен-Вит. Дальнейший план наступления 12-й группы армий предполагал штурм «линии Зигфрида». 24 января оставшиеся немецкие части общей численностью около 300.000 человек были полностью окружены в Бельгии, но продолжали сопротивление.

Итоги операции

К 29 января союзники полностью ликвидировали Арденнский «выступ» и начали вторжение в Германию. Немецкое контрнаступление закончилось провалом, не выполнив поставленных задач

Вермахт потерял в боях более трети бронетехники и практически всю авиацию из участвовавших в наступательной операции, большое количество ресурсов, израсходовал топливо и боеприпасы, которых и так не хватало вермахту в конце войны. Всё это могло бы понадобиться для обороны западных границ Германии, или могло быть использовано немецким командованием на других фронтах.

Несмотря на то, что немецкое командование не достигло поставленных результатов, арденнская операция задержала наступление англо-американских войск на Рейне на 6 недель: союзники планировали наступление на 18 декабря 1944, но пришлось перенести его на 29 января 1945 года.

maxpark.com

Сражение в Арденнах (1944–1945 годы)

historylib.org

Во второй половине 1944 года Германия оказалась в критическом положении. Советские войска на востоке и войска союзников на западе успешно развивали наступательные операции. Немецкое командование решило осуществить контрнаступление на западном фронте, чтобы попытаться выйти из этой трудной ситуации. Военно-политическое руководство Германии ставило перед собой задачу достижения далеко идущих военных и политических целей: разгромить англо-американские войска, изменить обстановку в Западной Европе в пользу Германии и создать предпосылки для переговоров с США и Англией о сепаратном мире. Германское командование рассчитывало, что это позволит бросить все силы на советско-германский фронт для продолжения войны против СССР.

Немецкое руководство видело свой последний шанс избежать поражения в расколе антигитлеровской коалиции. А этого можно было добиться только благодаря серьезному успеху на Западе, но не на Востоке. «Русские, — писал после войны начальник штаба верховного командования вермахта генерал А. Йодль, — располагали настолько мощными резервами, что даже в случае успеха нашего наступления, уничтожили бы 30 русских дивизий, а это ничего не изменило бы. Такая потеря не имела бы большого значения для советских войск, но представляла одну треть экспедиционных англо-американских войск».

Планируя контрнаступление, немецкое командование избрало для него наиболее уязвимые места в обороне союзников — слабо прикрытый арденнский участок фронта. Это были покрытые густыми леса холмы в Арденнах, там, где соединяются Люксембург, Германия Бельгия — исторический путь вторжения, по которому германская армия с триумфом шагала в 1870,1914 и 1940 годах. (От Мюнхена до Токийского залива. Взгляд с Запада. М., 1992. С. 364–365.) Удар с этих участков фронта в северо-западном направлении на Антверпен должен был отрезать всю английскую группу армий, а также американских войска в районах Ахена от сил союзников, действующих во Франции. «Цель операции, — указывалось в директиве Гитлера от 10 ноября 1944 года, — заключается в том, чтобы путем уничтожения сил противника севернее линии Антверпен — Брюссель — Люксембург добиться решающего поворота хода войны на Западе и тем самым, возможно, и войны в целом». (История второй мировой войны, 1939–1945. Т.9. М., 197? С. 272.) Операция получила название «Вахта на Рейне».

Наступление должна была осуществить новая группа армий «Б», само существовании которой англо-американскому командованию было известно. Командование группой было возложено на фельдмаршала В. Моделя. В состав группы армий входили: 6-я танковая армия СС под командованием оберстгруппенфюрера СС И. Дитриха (9 дивизий, в том числе отборные танковые дивизии «Лейбштандарте», «Рейх», «Гитлерюгенд» и «Гогенштауффен»), 5-я танковая — генерала X. Мантейфеля (7 дивизий) и 7-я — генерала Э. Бранденберга (4 дивизии). Одна дивизия находилась в резерве. Ударная группировка имела к 16 декабря 1944 года 250 тысяч солдат и офицеров, 900 танков и 2 600 орудий и минометов. Для авиационной поддержки и прикрытия с воздуха этой группировки было выделено 800 самолетов («Операция „Вахта на Рейне“». М., 1986. С. 67.)

Большие надежды немецкое командование возлагало на планировавшуюся специальную диверсионную операцию в тылу противника. Для ее проведения была сформирована особая воинская часть (150-я танковая бригада) под командованием О. Скорцени. Ее личный состав, переодетый в американскую и английскую форму, перемещаясь захваченных у союзников танках и автомашинах, должен был идти среди наступающих войск до реки Маас и захватить один или несколько мостов. Группы этой части должны были вызвать как можно больше хаоса позади американских линий, передавая ложные приказы, нарушая коммуникации, распространяя ложные слухи. Планировалось также выбросить воздушный десант в район севернее Мальмеди, чтобы воспрепятствовать переброске англо-американских войск с севера к участку прорыва.

Командование вермахта стремилось поднять ударную мощь войск, предназначенных для наступления. 5-й танковой армии было выделено 400 новых «пантер» для вооружения новых танковых бригад. Однако этих сил было явно недостаточно для достижения целей операции. Решающий характер борьбы на советско-германском фронте вынудил германское командование вместо запланированных 25 дивизий ограничиться 21 дивизией. Танки имели горючего лишь на половину операции. Генерал Ф. Гальдер писал впоследствии, что «…было недопустимо ставить задачу прорыва через Арденны до Антверпена несколькими дивизиями, которые не располагали достаточными запасами горючего, имели ограниченное количество боеприпасов и не получили авиационной поддержки». (Там же, с. 67.) Недостаток в силах и средствах германское командование надеялось в какой-то степени компенсировать достижением полной внезапности. Однако она, в конечном счете, не могла оказать решающего воздействия на ход операции при большом превосходстве англо-американских войск. Хотя в момент наступления немцев на 115-километровом фронте им противостояли войска 4-х дивизий 1-й армии 12-й группы армий (командующий О. Брэдли), насчитывающие 83 тысячи человека, 424 танка и самоходно-артиллерийских орудий, свыше 300 орудии. (Военный энциклопедический словарь. М., 1983. С. 42.)

Немецкая военная машина, напрягая последние усилия, могла еще наносить сильные удары. Но англо-американское командование явно недооценило противника, полагая, что «немецкая армия находится в состоянии полного упадка». (Секистов В. А. Война и политика. М., 1970. С.455.) В штабах и войсках союзников даже не подозревали о готовящемся немцами контрнаступлении. Дальнейший ход событий это подтвердил полностью.

Ранним утром 16 декабря 1944 года немецкие войска перешли в наступление в Арденнах. Наступление застало дивизии 8-го армейского корпуса противника врасплох. В течение нескольких часов в высших штабах не могли опомниться от неожиданности и определить силу удара. Американские войска не смогли в первые дни оказать серьезного сопротивления. Фронт был прорван. Немецкие танки уже вклинились более чем на 30 километров в глубину, а на одном из участков достигли Ставло. Командующий 1-й армией К. Ходжес только утром 17 декабря, когда выяснилось, что немцы прошли через Ставло и приблизились к его штабу в Спа, осознал серьезность угрозы.

16 декабря вечером Д. Эйзенхауэр приказал направить к месту прорыва две бронетанковые дивизии (7-ю из 9-й армии и 10-ю из 3-й армии). 17 декабря он был вынужден перебросить в Арденны две воздушно-десантные дивизии (82-ю и 101-ю) из своего резерва.

Однако, несмотря на достигнутую внезапность и первоначальные успехи, планы немецкого наступления начали нарушаться уже в первые дни операции. Удар 6-й танковой армии на правом фланге отражен упорно оборонявшимися американцами у Монжуа. На левом фланге немцы прорвали оборону и, обойдя Мальмеди, 18 декабря переправились через р. Амблев, пройдя почти 50 км от исходного рубежа. В этом узком дефиле их остановили американские части. Новые попытки немцев продвинуться вперед успеха не имели. Наступление 6-й танковой армии было остановлено.

В центре 52-я танковая армия успешно начала наступление. Прорвав оборону американцев и пройдя около 50 км, она вплотную шла к опорному пункту Бастонь, но попытка овладеть штурмом важным узлом дорог была отбита. Утром 19 декабря к Бастони успела подойти 101-я воздушно-десантная дивизия из стратегического резерва Эйзенхауэра. Танковые колонны немцев обошли Бастонь с обеих сторон. Осаду города продолжала 26-я пехотная дивизия и танковая группа. 7-я армия, которая должна была, наступая через Неш на Мезьер, прикрыть левый фланг наступавшей группировки, не смог прорвать оборону американцев. Полной неудачей закончилась выброска немецкого воздушного десанта к северу от Мальмеди, осуществленная в ночь на 17 декабря. Не оправдались надежды на эффективное действий диверсионных отрядов. Переправу через Маас захватить не удалось. (История второй мировой войны, 1939–1945, Т.9. С. 275.)

Прорыв немцами обороны на широком фронте вызвал у англо-американского командования большую тревогу. 19 декабря в Вердене встретились союзные командующие. На встрече было решено оперативно подготовить и провести контрудар по флангам наступавшей немецкой группировки. 20 декабря для улучшения руководства и управления войсками Эйзенхауэр подчинил Монтгомери все войска, расположенные к северу от участка прорыва, в том числе и обе американские армии — 1-ю и 9-ю. Монтгомери перебросил на участок прорыва противника 30-й корпус (в составе четырех дивизий) для обороны мостов через р. Маас.

18 декабря немецкое командование внесло существенные изменения в план операции. Оно отменило намеченное ранее нанесение удара из района севернее Ахена на запад. Войска ударной группы стремились продолжить наступление. 6-я танковая армия получила приказ поддержать наступление 5-й танковой армии и нанести удар в юго-западном направлении. Однако, несмотря на ввод в бой танковых дивизий, он не добилась успеха. Большая часть сил 5-й танковой армии была скована боями за Бастонь. Лишь передовые ее части приближались к Маасу в районе Динана. Стремясь обеспечить выход наступающих войск р. Маас, Гитлер выделил из резерва верховного главнокомандующего 9-ю танковую и 15-ю моторизованные дивизии в помощь Мантейфлю для очистки от англо-американских войск района Марш-Сели на подступах к Динанд. Однако передовые части 5-й танковой армии дальше продвинуться не смогли: выдвинувшиеся вперед силы были незначительными, а танки не имели горючего. Нужны были резервы для развития успеха, но они отсутствовали. Обстановка, сложившаяся на советско-германском фронте, не позволяла немецкому командованию усилить войска на западе.

3-я американская армия генерала Д. Паттона получила задачу нанести контрудар по южному фасу выступа фронта. Она передала почти всю свою полосу обороны 7-й армии и в период с 19 по 24 декабря была переброшена на север.

21 декабря войска армии перешли в наступление. В начале из-за слабой авиационной поддержки оно развивалось медленно. Наконец 23 декабря наступила летная погода. На 24 декабря 9-я американская армия тактической авиации произвела 1 150 самолетовылетов истребителями-бомбардировщиками, а 8-я американская воздушная армия стратегической авиации бросила на противника 2050 четырехмоторных бомбардировщиков и 900 истребителей. Между тем немецкая авиация между 23 и 27 декабря делала в среднем лишь 447 самолетовылетов в день (при наличии 600 истребителей). Это была максимальная активность немцев в воздухе после Нормандии. (Секистов В. А. Война и политика. С. 460.)

В результате принятых союзным командованием срочных мер, немецкие войска были лишены возможности развивать наступление на Антверпен. Они несли большие потери. В некоторых дивизиях численность солдат сократилась до 20–30 в каждой роте; снабжение горючим и продовольствием, медицинская помощь были парализованы. Как вспоминали участники сражения, им казалось, что американские истребители-бомбардировщики способны отыскать и уничтожить колонну, которая пытается что-либо подвезти. (От Мюнхена до Токийского Залива. С. 389.) 28 декабря 1944 года на совещании в ставке при обсуждении хода Арденной операции Гитлер констатировал, что наступление потерпело неудачу. Поэтому он решил на время отказаться от продолжения операции на этом участке фронта и осуществить новые удары к югу от Арденн с целью уничтожить находившиеся там американские войска. (История второй мировой войны, 1939-194^1 Т.9. С. 276.) В ночь на 1 января 1945 года немецкие войска (1-я 19-я армии) нанесли удар в Северном Эльзасе, в лесистых Вогезах. 5 января они продвинулись в южном направлении до 30 км и север нее Страсбурга форсировали Рейн. В Арденнах продолжались ожесточенные бои.

По данным начальника отделения личного состава штаба Эйзенхауэра, потери союзников в Арденнах составили 76 890 человек, в том числе 8607 убитыми, 47 139 ранеными и 21 144 пропавшими без вести. Немцы в период Арденнской операции потеряли 81 834 человека 12 625 убитыми, 38 600 ранеными и 30 582 попавшими в плен и пропавшими без вести. Потери союзников в оружии и снаряжении были также велики: 783 танка и истребителя танков, тысячи пулеметов, минометов, артиллерийских орудий вплоть до самого большого калибра. За шесть недель боев в Эльзасе и Арденнах было израсходовано более миллиона с четвертью артиллерийских снарядов, потеряны тысячи машин всех типов. Потери американцев и англичан в танках, орудиях и другом военном снаряжении составили от 15 до 35 процентов того, чем они располагали в Европе к 16 декабря. (От Мюнхена до Токийского залива. С. 397.)

Немецкие потери в оружии и материальной части были также очень тяжелыми — 324 танка и штурмовых орудия, более тысячи машин и другой военной техники. Они были серьезнее потерь союзников, так как их нельзя было восполнить.

Удар немцев в районе Арденн сорвал планы союзников осуществить крупные наступления в конце 1944 года. Однако основная цель контрнаступления не была достигнута.

Тем не менее, положение союзников в Западной Европе оставалось сложным. У. Черчилль, опасаясь новых ударов немецких войск, обратился к И. Сталину с просьбой о том, чтобы Красная Армия предприняла крупные наступления и тем самым оказала помощь союзникам. 12 января 1945 года началось советское наступление на фронте от Балтики до Карпат, которое сорвало все планы немцев на Западе. Немецкое командование признало бесперспективным наступление на западном фронте. 28 января последние немецкие части, преследуемые войсками союзников, откатились на ранее занимаемые позиции и перешли к обороне. В военном дневнике верховного главнокомандования вермахта записано, что «ввиду угрожающей обстановки на Восточном фронте фюрер приказал перейти к обороне на Западе». «Только теперь, — указывал генерал Б. Циммерман, — верховное командование отдало, наконец, приказ о постепенном отводе своих войск из Арденн на позиции Западного вала и об одновременной передаче почти трети всех сил на Восток». (Мировая война 1939–1945 годов. М., 1957. С. 85.) 6-я танковая армия СС — основная ударная сила немецкой группировки войск в Арденнах — и ряд соединений были отправлены на восточный фронт.

Список рекомендуемой литературы и источников

1. Болтин Е. Ардены // Военный вестник. — 1955. — № 5. — С. 80–88

2. Вторая мировая война. 1939–1945 гг. М., 1958. С. 660–663.

3. Зайцев И. Ардены. (Наступление немецко-фашистских войск на Западном фронте в декабре 1944 — январе 1945 гг.) // Военно-исторический журнал. — 1965. — № 10. — С. 48–62.

4. История второй мировой войны. 1939–1945: В 12-и т. / Глав, ред комис. А. А. Гречко (пред.). — М., 1978. — Т.9. — С. 271–276.

5. Кульков Е. Н. Кто кого спасал в Арденах? [К истории военной операции: В связи со ст. В. Н. Киселева «Висла — Ардены, 1944–1945 гг.» в Военно-историческом журнале 1993, № 6.] // Военно-исторический журнал. — 1993. — № 3. — С. 34–37.

6. Кульков Е. Н. Операция «Вахта на Рейне». — М., 1986.

7. Лиддел Гарт Б. Вторая мировая война. — М., 1976. С. 598–618.

8. Советская военная энциклопедия: В 8-и т. / Гл. ред. комис. М. А. Моисеев (пред.) и др. — М., 1990. -Т.1. -С. 183–184.

9. Эпстоб П. Последнее наступление Гитлера (от Мюнхена до Токийского залива. Взгляд с Запада). — М., 1992.

Сражение в Арденнах (1944–1945 годы)

Во второй половине 1944 года Германия оказалась в критическом положении. Советские войска на востоке и войска союзников на западе успешно развивали наступательные операции. Немецкое командование решило осуществить контрнаступление на западном фронте, чтобы попытаться выйти из этой трудной ситуации.

Военно-политическое руководство Германии ставило перед собой задачу достижения далеко идущих военных и политических целей: разгромить англо-американские войска, изменить обстановку в Западной Европе в пользу Германии и создать предпосылки для переговоров с США и Англией о сепаратном мире. Германское командование рассчитывало, что это позволит бросить все силы на советско-германский фронт для продолжения войны против СССР.

Немецкое руководство видело свой последний шанс избежать поражения в расколе антигитлеровской коалиции. А этого можно было добиться только благодаря серьезному успеху на Западе, но не на Востоке.

«Русские, — писал после войны начальник штаба верховного командования вермахта генерал А. Йодль, — располагали настолько мощными резервами, что даже в случае успеха нашего наступления, уничтожили бы 30 русских дивизий, а это ничего не изменило бы. Такая потеря не имела бы большого значения для советских войск, но представляла одну треть экспедиционных англо-американских войск».

Планируя контрнаступление, немецкое командование избрало для него наиболее уязвимые места в обороне союзников — слабо прикрытый арденнский участок фронта. Это были покрытые густыми леса холмы в Арденнах, там, где соединяются Люксембург, Германия Бельгия — исторический путь вторжения, по которому германская армия с триумфом шагала в 1870,1914 и 1940 годах. (От Мюнхена до Токийского залива. Взгляд с Запада. М., 1992. С. 364–365.) Удар с этих участков фронта в северо-западном направлении на Антверпен должен был отрезать всю английскую группу армий, а также американских войска в районах Ахена от сил союзников, действующих во Франции. «Цель операции, — указывалось в директиве Гитлера от 10 ноября 1944 года, — заключается в том, чтобы путем уничтожения сил противника севернее линии Антверпен — Брюссель — Люксембург добиться решающего поворота хода войны на Западе и тем самым, возможно, и войны в целом». (История второй мировой войны, 1939–1945. Т.9. М., 197? С. 272.) Операция получила название «Вахта на Рейне».

Наступление должна была осуществить новая группа армий «Б», само существовании которой англо-американскому командованию было известно. Командование группой было возложено на фельдмаршала В. Моделя. В состав группы армий входили: 6-я танковая армия СС под командованием оберстгруппенфюрера СС И. Дитриха (9 дивизий, в том числе отборные танковые дивизии «Лейбштандарте», «Рейх», «Гитлерюгенд» и «Гогенштауффен»), 5-я танковая — генерала X. Мантейфеля (7 дивизий) и 7-я — генерала Э. Бранденберга (4 дивизии). Одна дивизия находилась в резерве. Ударная группировка имела к 16 декабря 1944 года 250 тысяч солдат и офицеров, 900 танков и 2 600 орудий и минометов. Для авиационной поддержки и прикрытия с воздуха этой группировки было выделено 800 самолетов («Операция „Вахта на Рейне“». М., 1986. С. 67.)

Большие надежды немецкое командование возлагало на планировавшуюся специальную диверсионную операцию в тылу противника. Для ее проведения была сформирована особая воинская часть (150-я танковая бригада) под командованием О. Скорцени. Ее личный состав, переодетый в американскую и английскую форму, перемещаясь захваченных у союзников танках и автомашинах, должен был идти среди наступающих войск до реки Маас и захватить один или несколько мостов. Группы этой части должны были вызвать как можно больше хаоса позади американских линий, передавая ложные приказы, нарушая коммуникации, распространяя ложные слухи. Планировалось также выбросить воздушный десант в район севернее Мальмеди, чтобы воспрепятствовать переброске англо-американских войск с севера к участку прорыва.

Командование вермахта стремилось поднять ударную мощь войск, предназначенных для наступления. 5-й танковой армии было выделено 400 новых «пантер» для вооружения новых танковых бригад. Однако этих сил было явно недостаточно для достижения целей операции. Решающий характер борьбы на советско-германском фронте вынудил германское командование вместо запланированных 25 дивизий ограничиться 21 дивизией. Танки имели горючего лишь на половину операции. Генерал Ф. Гальдер писал впоследствии, что «…было недопустимо ставить задачу прорыва через Арденны до Антверпена несколькими дивизиями, которые не располагали достаточными запасами горючего, имели ограниченное количество боеприпасов и не получили авиационной поддержки». (Там же, с. 67.) Недостаток в силах и средствах германское командование надеялось в какой-то степени компенсировать достижением полной внезапности. Однако она, в конечном счете, не могла оказать решающего воздействия на ход операции при большом превосходстве англо-американских войск. Хотя в момент наступления немцев на 115-километровом фронте им противостояли войска 4-х дивизий 1-й армии 12-й группы армий (командующий О. Брэдли), насчитывающие 83 тысячи человека, 424 танка и самоходно-артиллерийских орудий, свыше 300 орудии. (Военный энциклопедический словарь. М., 1983. С. 42.)

Немецкая военная машина, напрягая последние усилия, могла еще наносить сильные удары. Но англо-американское командование явно недооценило противника, полагая, что «немецкая армия находится в состоянии полного упадка». (Секистов В. А. Война и политика. М., 1970. С.455.) В штабах и войсках союзников даже не подозревали о готовящемся немцами контрнаступлении. Дальнейший ход событий это подтвердил полностью.

Ранним утром 16 декабря 1944 года немецкие войска перешли в наступление в Арденнах. Наступление застало дивизии 8-го армейского корпуса противника врасплох. В течение нескольких часов в высших штабах не могли опомниться от неожиданности и определить силу удара. Американские войска не смогли в первые дни оказать серьезного сопротивления. Фронт был прорван. Немецкие танки уже вклинились более чем на 30 километров в глубину, а на одном из участков достигли Ставло. Командующий 1-й армией К. Ходжес только утром 17 декабря, когда выяснилось, что немцы прошли через Ставло и приблизились к его штабу в Спа, осознал серьезность угрозы.

16 декабря вечером Д. Эйзенхауэр приказал направить к месту прорыва две бронетанковые дивизии (7-ю из 9-й армии и 10-ю из 3-й армии). 17 декабря он был вынужден перебросить в Арденны две воздушно-десантные дивизии (82-ю и 101-ю) из своего резерва.

Однако, несмотря на достигнутую внезапность и первоначальные успехи, планы немецкого наступления начали нарушаться уже в первые дни операции. Удар 6-й танковой армии на правом фланге отражен упорно оборонявшимися американцами у Монжуа. На левом фланге немцы прорвали оборону и, обойдя Мальмеди, 18 декабря переправились через р. Амблев, пройдя почти 50 км от исходного рубежа. В этом узком дефиле их остановили американские части. Новые попытки немцев продвинуться вперед успеха не имели. Наступление 6-й танковой армии было остановлено.

В центре 52-я танковая армия успешно начала наступление. Прорвав оборону американцев и пройдя около 50 км, она вплотную шла к опорному пункту Бастонь, но попытка овладеть штурмом важным узлом дорог была отбита. Утром 19 декабря к Бастони успела подойти 101-я воздушно-десантная дивизия из стратегического резерва Эйзенхауэра. Танковые колонны немцев обошли Бастонь с обеих сторон. Осаду города продолжала 26-я пехотная дивизия и танковая группа. 7-я армия, которая должна была, наступая через Неш на Мезьер, прикрыть левый фланг наступавшей группировки, не смог прорвать оборону американцев. Полной неудачей закончилась выброска немецкого воздушного десанта к северу от Мальмеди, осуществленная в ночь на 17 декабря. Не оправдались надежды на эффективное действий диверсионных отрядов. Переправу через Маас захватить не удалось. (История второй мировой войны, 1939–1945, Т.9. С. 275.)

Прорыв немцами обороны на широком фронте вызвал у англо-американского командования большую тревогу. 19 декабря в Вердене встретились союзные командующие. На встрече было решено оперативно подготовить и провести контрудар по флангам наступавшей немецкой группировки. 20 декабря для улучшения руководства и управления войсками Эйзенхауэр подчинил Монтгомери все войска, расположенные к северу от участка прорыва, в том числе и обе американские армии — 1-ю и 9-ю. Монтгомери перебросил на участок прорыва противника 30-й корпус (в составе четырех дивизий) для обороны мостов через р. Маас.

18 декабря немецкое командование внесло существенные изменения в план операции. Оно отменило намеченное ранее нанесение удара из района севернее Ахена на запад. Войска ударной группы стремились продолжить наступление. 6-я танковая армия получила приказ поддержать наступление 5-й танковой армии и нанести удар в юго-западном направлении. Однако, несмотря на ввод в бой танковых дивизий, он не добилась успеха. Большая часть сил 5-й танковой армии была скована боями за Бастонь. Лишь передовые ее части приближались к Маасу в районе Динана. Стремясь обеспечить выход наступающих войск р. Маас, Гитлер выделил из резерва верховного главнокомандующего 9-ю танковую и 15-ю моторизованные дивизии в помощь Мантейфлю для очистки от англо-американских войск района Марш-Сели на подступах к Динанд. Однако передовые части 5-й танковой армии дальше продвинуться не смогли: выдвинувшиеся вперед силы были незначительными, а танки не имели горючего. Нужны были резервы для развития успеха, но они отсутствовали. Обстановка, сложившаяся на советско-германском фронте, не позволяла немецкому командованию усилить войска на западе.

3-я американская армия генерала Д. Паттона получила задачу нанести контрудар по южному фасу выступа фронта. Она передала почти всю свою полосу обороны 7-й армии и в период с 19 по 24 декабря была переброшена на север.

21 декабря войска армии перешли в наступление. В начале из-за слабой авиационной поддержки оно развивалось медленно. Наконец 23 декабря наступила летная погода. На 24 декабря 9-я американская армия тактической авиации произвела 1 150 самолетовылетов истребителями-бомбардировщиками, а 8-я американская воздушная армия стратегической авиации бросила на противника 2050 четырехмоторных бомбардировщиков и 900 истребителей. Между тем немецкая авиация между 23 и 27 декабря делала в среднем лишь 447 самолетовылетов в день (при наличии 600 истребителей). Это была максимальная активность немцев в воздухе после Нормандии. (Секистов В. А. Война и политика. С. 460.)

В результате принятых союзным командованием срочных мер, немецкие войска были лишены возможности развивать наступление на Антверпен. Они несли большие потери. В некоторых дивизиях численность солдат сократилась до 20–30 в каждой роте; снабжение горючим и продовольствием, медицинская помощь были парализованы. Как вспоминали участники сражения, им казалось, что американские истребители-бомбардировщики способны отыскать и уничтожить колонну, которая пытается что-либо подвезти. (От Мюнхена до Токийского Залива. С. 389.) 28 декабря 1944 года на совещании в ставке при обсуждении хода Арденной операции Гитлер констатировал, что наступление потерпело неудачу. Поэтому он решил на время отказаться от продолжения операции на этом участке фронта и осуществить новые удары к югу от Арденн с целью уничтожить находившиеся там американские войска. (История второй мировой войны, 1939-194^1 Т.9. С. 276.) В ночь на 1 января 1945 года немецкие войска (1-я 19-я армии) нанесли удар в Северном Эльзасе, в лесистых Вогезах. 5 января они продвинулись в южном направлении до 30 км и север нее Страсбурга форсировали Рейн. В Арденнах продолжались ожесточенные бои.

По данным начальника отделения личного состава штаба Эйзенхауэра, потери союзников в Арденнах составили 76 890 человек, в том числе 8607 убитыми, 47 139 ранеными и 21 144 пропавшими без вести. Немцы в период Арденнской операции потеряли 81 834 человека 12 625 убитыми, 38 600 ранеными и 30 582 попавшими в плен и пропавшими без вести. Потери союзников в оружии и снаряжении были также велики: 783 танка и истребителя танков, тысячи пулеметов, минометов, артиллерийских орудий вплоть до самого большого калибра. За шесть недель боев в Эльзасе и Арденнах было израсходовано более миллиона с четвертью артиллерийских снарядов, потеряны тысячи машин всех типов. Потери американцев и англичан в танках, орудиях и другом военном снаряжении составили от 15 до 35 процентов того, чем они располагали в Европе к 16 декабря. (От Мюнхена до Токийского залива. С. 397.)

Немецкие потери в оружии и материальной части были также очень тяжелыми — 324 танка и штурмовых орудия, более тысячи машин и другой военной техники. Они были серьезнее потерь союзников, так как их нельзя было восполнить.

Удар немцев в районе Арденн сорвал планы союзников осуществить крупные наступления в конце 1944 года. Однако основная цель контрнаступления не была достигнута.

Тем не менее, положение союзников в Западной Европе оставалось сложным. У. Черчилль, опасаясь новых ударов немецких войск, обратился к И. Сталину с просьбой о том, чтобы Красная Армия предприняла крупные наступления и тем самым оказала помощь союзникам. 12 января 1945 года началось советское наступление на фронте от Балтики до Карпат, которое сорвало все планы немцев на Западе. Немецкое командование признало бесперспективным наступление на западном фронте. 28 января последние немецкие части, преследуемые войсками союзников, откатились на ранее занимаемые позиции и перешли к обороне. В военном дневнике верховного главнокомандования вермахта записано, что «ввиду угрожающей обстановки на Восточном фронте фюрер приказал перейти к обороне на Западе». «Только теперь, — указывал генерал Б. Циммерман, — верховное командование отдало, наконец, приказ о постепенном отводе своих войск из Арденн на позиции Западного вала и об одновременной передаче почти трети всех сил на Восток». (Мировая война 1939–1945 годов. М., 1957. С. 85.) 6-я танковая армия СС — основная ударная сила немецкой группировки войск в Арденнах — и ряд соединений были отправлены на восточный фронт.

agesmystery.ru


Смотрите также